На главнуюНаписать письмоПоиск по сайту
Авторизация в системе:
Регистрация   Пароль?   Проблемы?
19:48, 3 August 2007

АПН: "Яблоко" и его системные роли

Существуют две точки зрения по поводу того, почему некогда достаточно влиятельному «Яблоку» не удается вернуться на авансцену политики. Одна заключается в том, что «Яблоко» плохо работает и не учитывает настроения общества, что партия потеряла в условиях «нового правления» своего базового избирателя. Другая точка зрения состоит в том, что неуспехи «Яблока» — исключительно продукт противодействия ему со стороны власти, в частности — продукт отсечения Явлинского от телеэфира и нечестно проводимых выборов, фальсификации их итогов.

Однако, если на то пошло, фальсификацией можно не допустить успеха лишь той силы, результат которой находится в некой зоне риска, «зоне возможной фальсификации». То есть, понятно, что можно результат партии, имеющей 20 % голосов выдать за 12 %, но нельзя его выдать за 4 или 6 %.

Вообще, все стенания оппозиции тех или иных цветов на то, что власть ей противодействует — странны. Оппозиция на то и оппозиция, чтобы противодействовать власти, а власть, соответственно — по определению противодействует оппозиции. Правда, формы этого противодействия могут быть очень и очень различны, — но было бы просто нелепо и неестественно, если бы власть не противодействовала, а содействовала оппозиции.

Отсюда, любая оппозиционная сила, намеренная пройти в парламент с 7 %-м, как в РФ, проходным барьером, должна нацеливать свою работу на то, чтобы иметь минимум 10, а лучше 12 % голосов. Соответственно, она должна высчитывать те электоральные группы (или их совокупность), которые дают голоса именно в таком размере. Здесь вообще некая коренная проблема борьбы за власть — уметь найти те лозунги, призывы и требования, которые, не противореча принципиальным позициям и целям данной партии, соединят их с массовыми ожиданиями и настроениями общества. Современные оппозиционные российские партии, в том числе «Яблоко», — этого делать в принципе не умеют. Более того — само это естественное требование вызывает у них яростно-отрицательную реакцию.

Причины заключается в том, что в основе своей, большинство российских партий, если не все — это не политические партии в собственном смысле этого слова, а т.н. «социокультурные партии», то есть они выражают не экономические интересы и политические требования, а социокультурные пристрастия и предпочтения определенных, классово не идентифицирующих себя групп.

«Яблоко» изначально (и в этом смысле оно абсолютно неотличимо от КПРФ) представляло такие предпочтения определенной группы, определенного среза электората. Это та часть советской интеллигенции, которой наиболее комфортно было примерно в 1987 году — то есть когда писать и читать уже можно было что угодно, но товары из магазинов в полной мере еще не исчезли (образца 1990 г.), а цены еще не выросли.

С тех пор, как цены выросли (то есть с начала 1990-х гг.), а российский парламент расстреляли — эта часть советской интеллигенции перешла в оппозицию и нашла выразителей своих настроений в лице партии «Яблоко» — формально достаточно случайного предвыборного образования 1993 года.

В целом, по мере нарастания маразма 1990-х гг. — вспомним экономические авантюры Гайдара, переворот 1993 года и расстрел демократически избранного парламента, малопривлекательные аспекты 1-й чеченской кампании, утверждение олигархического авторитаризма, — популярность «Яблока» росла. С экономической катастрофой 1998 г. она доросла до апогея.

Осень 1998 — лето 1999 г. — это звездный час «Яблока». Оно тогда даже сумело выдвинуть кандидатуру премьер-министра, получившую общую консенсусную поддержку: именно «Яблоко» может считать своей заслугой идею занятия поста главы правительства Евгением Примаковым.

Но звездный час может быть часом достижения победы, достижения звезды, но может быть и лишь часом возможности такого достижения.

Именно с этого момента социокультурные установки «Яблока» стали расходиться с политическими ожиданиями родственных им социальных и электоральных групп.

Первой роковой ошибкой стал отказ Явлинского от поста вице-премьера в правительстве Примакова — в глазах зрителей это стало подтверждением репутации «Яблока» как вечно оппозиционной партии, не желающей брать на себя ответственность за власть.

Затем «Яблоко» практически сорвало в мае 1999 г. голосование по импичменту — оно дало именно столько голосов за отставку Ельцина, чтобы не сделать свое предательство явным, но ровно столько против отставки — чтобы она не состоялась, — хотя прикрыто это было словами о невозможности консолидированного голосования в демократической партии (что есть чистая выдумка).

Затем «Яблоко» в полном расхождении и с общественными ожиданиями, и с интересами страны яростно выступило против 2-й чеченской кампании и против борьбы с исламско-фундаменталистской агрессией в этой республике, достаточно цинично называя ваххабитский террор «борьбой за национальную независимость».

Сразу после избрания Путина «Яблоко» поддержало реформу Совета Федерации и подавление губернаторской фронды.

В 2002 году только согласие «Яблока» позволило Кремлю взять под полный контроль государственную Думу, лишив КП РФ руководящих постов в ней.

То есть, в период с 1993 по 2003 год, за десять лет своего пребывания в большой политике «Яблоко» постоянно путалось в том, какой собственно партией оно является — провластной или оппозиционной.

Добавим сюда еще и такой эпизод, как позиция партии между первым и вторым турами президентских выборов в 1996 г. — заняв позицию нейтралитета в час решения вопроса о том, Зюганов или Ельцин получит победу на выборах — «Яблоко» реально сыграло на руку проклинаемому им Кремлю и утверждающейся олигархической автократии.

То есть «Яблоко», будучи по политически декларируемому самоопределению оппозиционной партией, а по риторике — и антисистемной партией, все время реально претендовало на лояльное отношение к нему власти, на системность своей роли.

«Яблоко» хотело от избирателей голосов недовольных, а от власти — лояльного отношения к нему.

Естественно, что оно своей риторикой надоело власти, а своим постоянным практическим отступничеством от противостояния ей — надоело недовольному электорату, который, к тому же, стал уменьшаться.

То есть «Яблоко» получило ровно противоположное тому, что хотело получить. И соответствующие голоса на выборах 2003 года — и многих последующих региональных. И соответствующий рейтинг сегодня.

Начиная с 1998 года «Яблоко» совершало ошибку за ошибкой — то есть вполне рукотворно снижало свои шансы в политике. Однако и общая тенденция развития в условиях нового правления ему не благоприятствовала.

Условно говоря, «Яблоко» и настроения его электората включали в себя три составные:

— свобода СМИ — чтобы печатать и читать можно было, что угодно;

— демократия в политике — чтобы могли существовать и бороться за власть разные политические силы;

— относительное благосостояние — чтобы читать разные интересные газеты и книги можно было бы не на голодный желудок, как в 1990-е годы.

В 1987 году были относительно удовлетворены первое и третье из этих требований, и прочес шел в направлении удовлетворения второй — поэтому, 1987 год — это их счастливое время, время если и не сбывшейся мечты — то явно удовлетворяемой надежды на ее осуществление.

В 1990-е годы были удовлетворены первое и третье требование — но с третьим дело обстояло более чем печально, а после стрельбы по парламенту — и со второй явно обозначились проблемы. Именно это время было временем роста поддержки «Яблока» родственными ему группами.

В условиях нового правления ситуация изменилась. Она в каком-то смысле приблизилась к ситуации 87 года, но с существенными аспектами.

Читать и писать по-прежнему можно что угодно. Правда, выросло количество пишущих, сократилось количество читающих, а власть перестала обращать на печатные слова особое внимание.

В политике формально сохранилось политическое многообразие, хотя на практике создавать партии стало почти невозможно, и попадать в парламент им стало труднее, а участие их во власти свелось на нет.

В области третьего требования благосостояние, за счет известных факторов начало постепенно расти, и общее недовольство в обществе снизилось.

То есть, получилось, что первое и третье требование в основном удовлетворено, а второе, хотя, по сути, не удовлетворено — но по форме удовлетворено.

Оказалось, что «Яблоку» не на что опереться в широких общественных ожиданиях — и его рейтинг стал все больше снижаться.

Более того. Как уже говорилось — по своим социокультурным основам, «Яблоко» — партия советской либеральной интеллигенции. 1990-е годы, в силу официального антисоветизма — вызывали социокультурное отторжение. Новое правление, проводя умеренно рыночный курс — в социокультурном плане имиджево мимикрировало в советские образы и советскую стилистику.

То есть — стало вполне органичным тем, кто голосовал за «Яблоко». Соответственно, последние в значительной мере увидели в нем то, чего они ждали от Явлинского.

Ему пришлось куда хуже, чем коммунистам, электорат которых этот процесс тоже затронул.

За коммунистами есть довольно значительное число тех, кто на вопрос «В какое время Вы предпочли бы жить?» - отвечает, что во времена Брежнева — 26 %.

За «Яблоком» — те, кто отвечает, что хотел бы жить при Горбачеве — порядка 1 %.

За коммунистами те, кто говорит, что произойди Октябрьская революция сегодня — они поддержали бы большевиков. То есть, за ними — стоит 1917 с его сохраняющимся обаянием. Таких сегодня, порядка более трети населения, тогда как против выступили бы всего 7-8 %.

За «Яблоком» — 1987 год. Но кто сегодня воспримет его, как свое знамя? Так что, яблочники даже могут утешать себя тем, что их политическо-электоральный КПД выше, чем у КП РФ.

При этом лето 2007 года, как ни странно, принесло некоторый рост рейтинга «Яблока». По данным по данным ФОМа за эту партию сегодня готовы проголосовать 1 % населения. В ответ на ФОМовский вопрос, какая партия «произвела в последнее время на Вас хорошее впечатление?» число отмечающих «Яблоко» чуть выросло (тоже оставаясь в районе процента), тогда как число дающих отрицательную оценку выросло примерно с 7 % до 9 % — после ЛДПР (11 %) «Яблоко» на втором месте по отрицательному впечатлению у граждан. ВЦИОМ же дает рост рейтинга «Яблока» с 1 до 2-х %.

В принципе — и то, и то — почти неотличимый результат. Однако Левада-центр, традиционно считающий процент поддержки, дает от 1 % в мае до 5 % в июле. Если учесть, что, по его данным, это наивысший показатель за последние 2-3 года — все это время он колебался в основном вокруг 3-4 %, то о неком намеке на рост поддержки говорить можно.

Возможно, это связано с рядом акций и программ демократической ориентации, начатых партией в регионах, возможно — результат публичной поддержки кандидатуры Лужкова на голосовании в Московской городской Думе. Кто-то полагает (причем в руководстве «Яблока») — что это лишь статистическое колебание.

Но как момент, подлежащий интерпретации — намек на рост фиксируется.

При этом в самом «Яблоке» существует и точка зрения, что поскольку в стране не существует реальных выборов, то и не может быть реальных рейтингов, а прохождение в Думу зависит не от реальной популярности представляемых партией идей, а от того, будет ли достигнута договоренность с Кремлем. При этом ожидается, что условия прохождения, скорее всего, окажутся таковы, что, приняв их, «Яблоко» просто уничтожило бы себя.

То есть, что условия власти — не приемлемы для «Яблока» и даже Явлинский их отвергнет, а само «Яблоко» — в силу своей непредсказуемости — неприемлемо для власти.

Во многом эти соображения резонны и небезосновательны.

Как и то, что в «Яблоке» действительно существуют активные антивластные группы, по степени радикализма не уступающие НБП, а по степени левизны — опережающие КП РФ (здесь можно говорить как о ленинградском отделении партии, так и о ее молодежной секции, лидер которой Илья Яшин уже по известности мало отличим от Явлинского).

Однако при всем своеобразии современной политической системы современной РФ более значимым представляется, сумеет ли яблоко, во-первых, определится все же не столько со своим формальным, сколько со своим реальным политическим самоопределением. Точно также как и с тем, на какие социальные группы оно все же опирается — поскольку сегодня старая «либерально-советская» интеллигенция значительно сократила свои протестные настроения, а новый социальный адресат не определился.

В этом отношении «Яблоко» должно разобраться:

— со своим системным определением, поскольку пока оно явно распылено между вполне системным поведением партии и ее лидера, ее внесистемными социокультурными основами, а также антисистемными взглядами и настроениями известной части актива;

— со своей страстью собственные моральные принципы ставить выше политических интересов партии и политико-экономических интересов своих социальных адресатов: надо просто учить историю партий и понять, что «партии принципов», «идеологические партии» власть никогда не завоевывают, а в лучшем случае расчищают дорогу к власти «социально-классовым» либо патерналистским партиям;

— со своим представлением о реальных экономических интересах тех групп, которые могут сделать ставку на данную партию;

— с определенными политико-психологическими комплексами своего Лидера, который более всего боится, что его заподозрят в той или иной мере «социалистичности» и который слишком долго старался делать все, чтобы его не заподозрили у левой ориентации — тогда как электорат левел, а основу партии составляли люди социалистической и социал-демократической ориентации.

То есть, главное, что надо сделать «Яблоку» и его руководству, это, с одной стороны, немного подучить политологию и историю. С другой — принять, что в политике победу одерживает не тот, кто пытается навязать миру свои представления о нем, а тот, кто признает мир таким, каким он есть. И противостоит ему по его правилам: неприглядным, но реально существующим, а не по своим — более симпатичным, но реально несуществующим.

По материалам АПН
Предыдущие материалы:
19:30 03.08.07
19:22 03.08.07
20:11 31.07.07
20:03 31.07.07
16:15 30.07.07
19:31 27.07.07
19:19 27.07.07
19:21 25.07.07
20:06 24.07.07
19:44 24.07.07



Разработка и поддержка:
Westsib Group