На главнуюНаписать письмоПоиск по сайту
Авторизация в системе:
Регистрация   Пароль?   Проблемы?
19:43, 9 August 2007

Иностранная пресса: Враг государства

В своем блоге журналист Newsweek Оуэн Мэттьюз вопрошает: "Неужели Кремль намерен преследовать Михаила Ходорковского и его партнеров по Yukos Oil Co. до гробовой доски?"

Неужели Кремль намерен преследовать Михаила Ходорковского и его партнеров по Yukos Oil Co. до гробовой доски? Решимость Генеральной прокуратуры РФ продолжать атаки на Ходорковского и его союзников даже после того, как все главные действующие лица осуждены на длительные тюремные сроки, заслуживает особого внимания. ЮКОС как таковой – когда-то самая прибыльная в России нефтяная компания – давно уже расчленен и распродан закадычным друзьям Кремля типа "Роснефти". Ходорковский, когда-то богатейший человек России, должен пребывать в сибирской колонии ЯГ-14/10 неподалеку от урановых рудников Читы и на расстоянии 6200 км от Москвы, пока в 2012 году не истечет его 9-летний срок заключения за мошенничество.

При своих появлениях в суде Ходорковский держался поразительно хорошо: он был спокоен, собран и явно несгибаем. Но все может измениться, если с ним будут обходиться, как с Алексеем Пичугиным, бывшим начальником службы безопасности ЮКОСа. В понедельник один из московских судов вновь признал Пичугина виновным в организации трех убийств и четырех покушений на убийство – в преступлениях, за которые ему уже ранее был вынесен приговор – и заменил меру наказания с нынешней (24 года заключения) на пожизненное заключение.

В российском законодательстве нет нормы, запрещающей дважды – или даже трижды – судить человека за одно и то же преступление. В начале текущего года Верховный суд постановил пересмотреть дело Пичугина после апелляции стороны обвинения, утверждавшей, что наказание слишком легкое. Новый судья прилежно признал Пичугина виновным – еще раз – в том, что он в 1998 году приказал убить мэра Нефтеюганска Владимира Петухова и московского предпринимателя Валентину Корнееву, а также покушался на убийство нефтяного трейдера Евгения Рыбина, живущего в Вене.

Бригада следователей Генеральной прокуратуры даже сейчас, спустя четыре года после вынесения первого приговора Ходорковскому, по-прежнему работает не покладая рук, готовя новую папку с обвинениями против впавшего в немилость олигарха. Возможно, что в будущем году его дело пересмотрит суд с очевидной целью продления ему срока заключения.

Но почему? У каждого российского политика или бизнесмена есть своя теория – но все, похоже, сходятся на том, что у Путина очень личные счеты с Ходорковским. Ходорковский думал, что сможет на свои деньги создать в России – как он сам выражался – "гражданское общество" и демократию, финансируя оппозиционные партии. Путин увидел в этом прямую угрозу монополии власти, которую стремился сосредоточить в руках Кремля.

Кроме того, Путин твердо решил положить конец ситуации, когда богатые олигархи пользовались слабым государством для конвертации денег во власть, а власти – обратно в деньги в форме кусков российского государства, которые им продавались за копейки. Посадив Ходорковского за решетку и держа его там, Путин дает понять всем состоятельным российским бизнесменам, что Кремль – высший арбитр, решающий, кому позволять разбогатеть, а кому нет. Он также подчеркивает тот факт, что деньги дают политическую власть лишь в соответствии с правилами, диктуемыми Кремлем, – и никак не в оппозиции к нему.

В философии власти, которой придерживается Путин, нет ничего нового. В 1774 году российские войска под командованием генерала Александра Бибикова (предка вашего покорного слуги) взяли в плен крестьянина-бунтовщика Емельяна Пугачева после его кровавого восстания. Императрица Екатерина Великая приказала посадить Пугачева в кандалах в клетку и провезти на телеге от Симбирска до Москвы, выставляя изменника на всеобщее обозрение на площади каждого города, чтобы внушить всем: таков удел каждого, кто поднимает руку на благословленную Богом власть монарха.

Пугачев был публично четвертован у Спасских ворот Кремля 10 января 1775 года. Наказание Ходорковского, вероятно, продлится намного дольше, хотя его цель – предостеречь остальных о том, как опасно быть противником государства – выглядит сходной.

Ясно одно: очевидно, новые обвинения призваны морально сломить Ходорковского. Девять лет – это срок, который, возможно, каким-то чудом выдержит психика человека со столь сильным характером, как у Ходорковского. Двадцать лет или пожизненное заключение – другое дело. Почему? Существует конспирологическая теория, гласящая, что высокопоставленные лица в Кремле боятся за свою жизнь в случае мести Ходорковского после его выхода на свободу и хотят создать предлог для того, чтобы подстроить его самоубийство.

Так это или нет, мы, очевидно, никогда не узнаем. Впрочем, меня поражает, что очень многие гуманные и рационально мыслящие во всех других отношениях россияне бестрепетно принимают гипотезу, что их руководители способны на столь циничное убийство. "Doprigalsya", – пожимает плечами один друг Ходорковского, говоря о его судьбе. Это почти непереводимое слово означает примерно следующее: "Он прыгал и прыгал, пока не получил по заслугам".

Оуэн Мэттьюз

По материалам Inopressa

Все материалы по теме Иностранная пресса
Предыдущие материалы:
19:18 07.08.07
20:09 06.08.07
16:02 06.08.07
19:48 03.08.07
19:30 03.08.07
19:22 03.08.07
20:11 31.07.07
20:03 31.07.07
16:15 30.07.07
19:31 27.07.07



Разработка и поддержка:
Westsib Group