На главнуюНаписать письмоПоиск по сайту
Авторизация в системе:
Регистрация   Пароль?   Проблемы?
17:48, 11 October 2007

Партинформ: Игра на понижение - российские партии перед думской кампанией 2007 г.

Ещё задолго до старта думской кампании можно было сделать определённые выводы относительно того, по каким правилам эта кампания будет вестись, причём не только властью, но и остальными субъектами политической жизни, включая партии. Вполне очевидно, в частности, что предстоит типичная игра на понижение.

Игра на повышение - это мобилизация сторонников, стремление заставить их выложиться до донышка, сделать всё возможное и невозможное. Сторонникам не обещают кисельных берегов, зато гарантируют полноценное участие в политической борьбе; ставка делается не на управляемость, а на активность, на инициативу; ожидается, что каждый втянувшийся в борьбу втянет ещё десятерых и что созданная в результате сеть проникнет во все поры общественного организма и взбудоражит каждого избирателя.

Игра на понижение - это "окучивание" покупателя: его призывают не напрячься, а, наоборот, максимально расслабиться и голосовать не головой, а нутром, т.е. сердцем. Ему бессовестно врут ("Мы знаем, как надо") и откровенно льстят ("У вас отменный вкус, вы выберете лучшего") - и всё для того, чтобы всучить клиенту свой товар.

Эти две тактики предполагают разные исполнительские структуры: игра на повышение - многоуровневый клуб, вовлекающий в свою орбиту политически активных людей; игра на понижение - избирательную машину, предпочитающую обращаться напрямую к избирателю (через СМИ).

Партия-клуб напоминает народное ополчение, она объединяет любителей, сплочённых общей целью и готовых ради её достижения жертвовать многим, а иногда и всем. Партия-машина - это аналог оснащённой по последнему слову техники коммерческой фирмы, в которой служат исключительно профессионалы; активисты-любители здесь не нужны, они только мешают.

На вопрос, какая из этих структур эффективнее, не существует однозначного ответа. Вообще-то ни одна партия-машина не способна противостоять находящемуся на пике многоуровневому клубу - последний сметёт её не заметив. Подобно тому, как разрозненные партизанские отряды нередко заставляют отступать отборные оккупационные войска, партии-клубы сплошь и рядом громят превосходящие силы политического противника. Относительно небольшая "Демократическая Россия", которая и в лучшие времена оценивала собственную численность в 300-400 тыс. человек, с успехом противостояла десятимиллионной КПСС и всей мощи стоящего за тою государственного аппарата. Украинские "оранжевые", навалившись, вырвали из рук В.Януковича президентский пост, хотя все козыри, казалось бы, находились в тех же руках.

Однако в том-то и проблема, что партии-клубы сильны лишь в моменты общественных подъёмов. Когда общество бурлит и пыхает энергией, достаточно бросить клич, и тут же найдутся сотни и тысячи добровольных помощников, которым не надо ничего объяснять - они сами всё знают; им не надо платить - они сами принесут деньги; их не надо даже направлять - они сами пойдут куда надо, причём разыщут такие входы-выходы, которых не разглядеть с командной вышки. Но как только наступает спад, партия-клуб превращается в скопище разочарованных и дезориентированных людей, утративших способность договариваться друг с другом. Как следствие, буквально на второй день после победы партия-клуб начинает распадаться, и вот уже на месте мощного красивого здания унылые развалины.

Напротив, эффективность партии-машины почти не зависит от внешней конъюнктуры. Конечно, во время общественного подъёма такая партия отходит на второй план, уклоняясь от лобового столкновения с триумфально наступающими клубами. Но когда бурление стихает, она не торопясь выходит на авансцену и принимается методично и технологично осваивать расчищенное пространство. Это её звёздный час, который к тому же гораздо продолжительнее, нежели взрывной расцвет организаций клубного типа. И вот уже "ДемРоссия", победительно противостоявшая партийному аппарату КПСС, не дотягивает даже до ближайших парламентских выборов, а "Наша Украина" и Блок Юлии Тимошенко "сдают" парламент Партии российских регионов, возглавляемой тем самым В.Януковичем, которого они только что обратили в бегство.

В современной России общественный подъём пришёлся на вторую половину 1980-х и, отчасти, первую половину 1990-х годов. Именно этот период явился временем расцвета клубных структур. На рубеже 1980-90-х на политических подмостках блистала "Демократическая Россия". После августа 1991 г. её сравнительно легко вытеснила с улицы "непримиримая" антиреформистская оппозиция, которой, однако, не хватило сил тягаться с исполнительной властью - особенно в прямом вооружённом противостоянии. Исключительно клубного происхождения были структуры "возрождающегося" коммунистического движения - в первую очередь радикальные компартии (ВКПБ, РКРП, РПК, Союз коммунистов), но в значительной степени и низовые организации КПРФ.

По мере того как общественная волна шла на спад, клубные структуры деградировали, либо маргинализируясь и клиентелизируясь (подобно подавляющему большинству партий и движений периода подъёма), либо бюрократизируясь (КПРФ), либо трансформируясь в избирательные машины (горстка оставшихся "счастливчиков"). Зато всё более успешными делались партии-машины.

Первый пример подобной успешности продемонстрировала Либерально-демократическая партия России, неожиданно для всех ставшая триумфатором думских выборов 1993 г. Кампанию 1995 г. в известной степени можно считать исключением - её главным победителем была Компартия, сохранявшая тогда (а в какой-то мере и теперь) элементы клубных структур - те, которые М.Дюверже определил термином "секция"1. Но в принципе КПРФ вела игру на понижение, всячески льстя избирателю и напропалую раздавая несбыточные обещания, и ничем не отличалась в этом отношении от всех остальных участников выборов. Из прочих партий, преодолевших 5%-ный барьер, две - ЛДПР и НДР - совершенно точно были избирательными машинами (первая более откровенно, вторая - менее, т.к. притворялась широким движением), а третья - "Яблоко" - уже успела пройти значительную часть пути по трансформации из ассоциации клубов в партию-машину.

На выборах 1999 г. успех избирательных машин был ещё очевиднее. Один из победителей кампании - блок "Единство" - представлял собой настолько явный виртуальный проект, что о его природе нет смысла спорить. Уступивший ему во внутривидовом противоборстве блок "Отечество - Вся Россия" потому и проиграл, что оказался недостаточно виртуальным: воспользоваться всеми возможностями избирательной машины ему помешала необходимость учитывать интересы слишком большого числа своих участников. Ещё один удачливый дебютант - Союз правых сил - по сути являлся машиной, пусть даже декорированной под клубную структуру; во всяком случае, успехом он гораздо больше обязан грамотной агитационной кампании, нежели усилиям своих многочисленных, но давно уже недееспособных коллективных членов - последние играли на повышение, т.е. старались растормошить остатки актива, тогда как избирательный штаб делал прямую ставку на понижение (эксплуатация растущей популярности В.Путина, поддержка военных действий в Чечне и т.п.).

Наконец, выборы-2003 г. стали безусловным триумфом тех, кто с самого начала вёл игру на понижение - это касается и "Единой России" (чего стоит хотя бы развёрнутая в государственных СМИ антиолигархическая истерия), и ЛДПР, и "Родины" (она, как и СПС в 1999 г., была закамуфлирована под клубную структуру, но успех ей принесла прежде всего правильно выстроенная рекламно-пропагандистская тактика). Те же, кто пытался хоть в какой-то степени играть на повышение, - КПРФ, СПС и "Яблоко" - остались у разбитого корыта.

К нынешней думской кампании на политической сцене не осталось ни одной силы, которая планировала бы игру на повышение. Исключение составляет разве что новичок - партия "Гражданская сила", имитирующая стремление мобилизовать "правого" (либерального) избирателя. Речь идёт именно об имитации, поскольку данная часть электората давно уже деморализована и дезориентирована, и мобилизовать её практически невозможно. Причём эта имитация нужна не самой партии, а её кремлёвским кураторам, руководствующимся принципом "разделяй и властвуй". Все прочие, в т.ч. КПРФ, СПС и "Яблоко", нимало не стесняясь, открыто играют на понижение, флиртуя с избирателем и потакая его слабостям и иллюзиям.

В такой обстановке "партия власти", пожалуй, впервые оказалась вынуждена отказаться от привычки не оглядываться по сторонам при раздаче обещаний. Раньше под рукой были "правые", на которых в случае чего можно было спихнуть ответственность за всё: низкие пенсии и зарплаты, наглых олигархов, "униженное положение России" и т.п. Начиная с 2004 г. делать это стало затруднительно - СПС лишён представительства во власти, а в последнее время и вовсе наловчился уворачиваться от обвинений и переадресовывать их отправителю. Вскормленная же в качестве альтернативы "правым" "Гражданская сила" в этом плане абсолютно никуда не годна: она мало того что хила и рахитична, главное - её связи с Кремлём более чем очевидны, а значит, попытка опереться на неё сродни потугам вытащить себя из болота за волосы.

Вот и приходится сначала президенту В.Путину, а вслед за ним и председателю "Единой России" Б.Грызлову говорить о недопустимости принятия популистских законов, а государственным телеканалам - временами снижать градус антиамериканской, антибританской, антигрузинской, антиэстонской и пр. риторики. Ведь когда играешь на понижение, желательно иметь какие-то внешние ограничители - лучше всего в виде политических оппонентов. Если же оппоненты разбиты и загнаны в резервацию, волей-неволей ограничиваешь себя сам - иначе, сказав "а", надо говорить "б". Обещал повысить в несколько раз пенсии и зарплаты - повышай; обещал не отдать супостату ни пяди исконно российского геополитического пространства - объявляй войну. А боишься - прикуси язык. Но что значит прикусить язык в преддверии избирательной кампании? Это значит уступить занятую ранее территорию оппоненту или, как минимум, дать ему фору. Трудно поверить, что, пойдя на такое самоограничение, власть не попытается компенсировать потери другим способом. А следовательно, грядёт закручивание гаек, ужесточение репрессий, ещё большее злоупотребление административным ресурсом, в т.ч. в информационной сфере.

Нельзя сказать, что власть не прибегала к этим методам прежде - ещё как прибегала, но сейчас в её арсенале, кроме них, ничего нет. Однако возрастает риск перекрутить гайку и сорвать резьбу. Впрочем, Кремль слишком привык к безнаказанности, чтобы опасаться подобных мелочей.

Так или иначе, игра на понижение началась. Насчёт того, кто в ней выиграет - самый отчаянный "понижальщик" или тот, кто контролирует казино, - пока вроде бы сомневаться не приходится. Но кто знает...

1. Политический "ЮКОС"

Вопреки заверениям властей, "дело "ЮКОСа"" не было единственным в своём роде. В более мягкой форме и в менее крупных масштабах оно повторялось затем не раз, пусть и без прежнего общественного резонанса. Достаточно вспомнить недавнюю вынужденную продажу М.Гуцериевым любимого детища - "Русснефти". На региональном и местном уровне маленьких "юкосиков" и подавно наэкспроприировано немерено.

При этом мало кто обратил внимание на то, что свои "дела "ЮКОСА"" фабриковались и в политической сфере. Например, создание "Справедливой России". Ведь каково было оправдание экспроприации "ЮКОСа" в глазах широких масс трудящихся? Пронырливый и нечистоплотный М.Ходорковский за бесценок "прихватизировал" общенародную собственность, нажил на ней миллиарды и не пожелал делиться с согражданами. Государство, дабы устранить несправедливость, вернуло покраденные активы назад и передало их в управление надёжным людям из "Роснефти".

Теперь взглянем с той же точки зрения на историю "Справедливой России". Государство обеспечило "Родине" и Российской партии пенсионеров все условия для быстрого политического обогащения: ввело пропорциональную систему на выборах в региональные парламенты, создало режим максимального благоприятствования для популистских партий, которые могли бы составить реальную конкуренцию коммунистам, и т.д. И что же "Родина" и РПП? Как неблагодарные свиньи, захапали общенародное достояние - места в законодательных собраниях - и отказались делиться с Кремлём, заявив, что сами с усами и будут проводить ту политику, какую посчитают нужной. Но кроме неблагодарных свиней у власти была и более благодарная домашняя скотина - в лице Российской партии жизни, которая, несмотря на все свои достоинства, оказалась обделена природной рентой в виде симпатий избирателей, поскольку, в отличие от "пенсионеров" и "родинцев", вместо того чтобы благоденствовать на ниве популизма, вынуждена была возиться с наукоёмким, но бесприбыльным "реальным" сектором (поддержка выхухоли, защита материнства и детства от безнравственности и бездетности и пр.).

Сам Бог велел отнять неправедно нажитое у козлищ и отдать агнцам. Российскую партию пенсионеров и "Родину" заставили сменить руководство, а затем слиться с Российской партией жизни. Получившийся гибрид вышел вторым изданием РПЖ, мало похожим на остальных родителей. Но Кремль, похоже, этим не смутился. Не беда, что на мартовских выборах "Справедливая Россия" получила в 1,5-2 раза меньше совокупного результата РПП и "Родины" в предыдущих кампаниях. "Роснефть" после приобретения "Юганскнефтегаза" тоже первым делом провела несколько маловыгодных для себя операций. Зато вся прибыль, пусть и уменьшившаяся, досталась своим людям, а не чужим дядям. И, как в случае с "ЮКОСом", власть ревниво следила, чтобы ни крошки из "наследства" опальной компании не попало в посторонние руки (недаром, как говорят, одной из претензий, предъявленных М.Гуцериеву, была покупка им ряда "ЮКОСовских" активов).

То же и в политической области - Кремль никому, кроме своих, не разрешает подбирать колоски, оставшиеся после коллективизации РПП и "Родины". Когда "пенсионеры", ущемлённые при распределении должностей в региональных отделениях "Справедливой России", уходят к "единороссам", это положительно нормально. Но когда бывшие "родинцы" пытаются организовать новую партию и пощипать травку на поле радикального национализма, это категорически нельзя.

Что "Великую Россию" не зарегистрируют, было ясно сразу. Не для того государственные телеканалы раздували антигрузинские и антиэстонские страсти, разоблачали английских шпионов, чтобы урожай в виде роста националистических и ксенофобских настроений собирали сподвижники А.Савельева и Д.Рогозина. Всё, что заработано непосильным трудом, должно достаться "партии власти", ну, в крайнем случае коммунистам - они в последнее время стали понятливыми и оперативно реагируют на тонкие намёки из-за толстых кремлёвских стен. Но ничего мимо государственного кармана!

Конечно, жалобы "великороссов" на произвол власти выглядят несколько комично на фоне воспоминаний о том, с каким энтузиазмом они, будучи членами блока "Родина", приветствовали арест М.Ходорковского и разгром "ЮКОСа". Им тогда не приходило в голову, что нечто подобное может случиться и с ними, пусть в несколько другой сфере и форме. Но неспособность провидеть будущее не гарантирует от сумы да тюрьмы. Не радуйся несчастьям другого - может быть, не придётся радовать и собственных недоброжелателей.

С отказом в регистрации "Великой России" вообще получился курьёз. "Родинцы", при всей их крикливости и внешней агрессивности, никогда не отличались твёрдостью характера. Достаточно было подержать их немного на сухом пайке, не пуская на выборы, и они быстренько сдали своего тогдашнего лидера. Так и сейчас - достаточно было региональным управлениям Росрегистрации наведаться в гости к десятку-другому членов партии, устроив "допрос с пристрастием", и Президиум ВР тут же объявил, что отзывает из ФРС документы - дабы оградить своих людей от "политических репрессий".

В общем наши националисты ещё раз показали, что они смелые только когда вдесятером на одного. Стоит им получить сдачи, и их физиономии тут же принимают плаксивую мину, а из уст проливаются стенания по поводу нелёгкой доли истинных русских патриотов. А стоит замаячить на горизонте даже не милиционеру - мирному сотруднику Росрегистрации, они кидаются врассыпную с криками: "Не бейте, дяденька, я больше не буду!" Когда аналогичным образом давили на коммунистов, те просто убирали из своих списков слабых духом, оставляя самых стойких оловянных солдатиков - и власть отступила, поняв, что с фактором по имени "КПРФ" придётся мириться ещё долго. С "Великой Россией" оказалось гораздо проще: её взяли на испуг, и она выдала себя с потрохами - не боец.

Националистов нисколько не жалко. Люди, призывающие бить других по головам, вполне заслуживают того, чтобы их самих били по рукам. Вот только давать по рукам надо не издеваясь над законом, а следуя ему, благо соответствующие правовые нормы позволяют делать это и безо всяких поправок к закону об экстремизме. Но если регулярно устраивать в государственных СМИ псевдопатриотическую истерию, то нечего удивляться росту ксенофобии в обществе. Не надо учинять шабашей - и не придётся взывать к участковому, чтобы утихомирить разгулявшуюся нечисть.

2. Зюганов - это Сталин сегодня,или Зелёные неотроцкистские чёртики.

В июне в жизни Компартии РФ случились два примечательных события. Десятого числа совещание актива КПРФ в Южном федеральном округе объявило о выдвижении лидера партии Г.Зюганова кандидатом на пост президента РФ на выборах 2008 года4, а 21-го пленум Центральной контрольно-ревизионной комиссии принял постановление "Об опасности неотроцкистских проявлений в КПРФ". Последнее из этих событий получило широкое освещение в СМИ (интернет-издания, в частности, опубликовали ряд весьма толковых комментариев С.Черняховского6), тогда как первое было несколько обойдено вниманием. Между тем одно прямо связано с другим.

Начнём с первого. Напомним, что в президентских выборах 2004 года Г.Зюганов не участвовал: шок от результатов думской кампании оказался настолько велик, что лидер КПРФ решил не рисковать и выставил вместо себя пешку - агрария Н.Харитонова, да и того пришлось проталкивать, преодолевая сопротивление "группы Семигина-Потапова". Спрашивается, чтo на этот раз заставило руководство КПРФ загодя выдвинуть своего лидера на президентский пост? Ведь ещё неизвестно, чем закончатся для Компартии парламентские выборы. Может быть, коммунисты хотят мобилизовать электорат? Но позвольте, если бы они предложили неизбитую фигуру, способную привлечь к КПРФ новых избирателей, тогда эта затея выглядела бы небессмысленной. Но из кармана достали карту, затёртую до дыр. Апогей своей политической карьеры Геннадий Андреевич пережил в 1996-м, когда у него был реальный шанс стать главой государства - он им не воспользовался; сейчас же его намозоливший глаза образ может воодушевить разве что самых преданных адептов марксизма-зюганизма.

Судя по всему, этот шаг никак не связан с надеждами на будущие успехи. Руководство КПРФ давно уже не заботится ни о каких победах, оно заботится лишь об элементарном выживании. Это раньше Компартия пыталась освежить свои избирательные списки новыми именами, не боялась внутренних дискуссий, думала о перспективе - в ней оставалось нечто от клубной структуры. После неудачи 2003 года и попытки раскола 2004-го нервы у правящей группировки в КПРФ сдали, и она предпочла поставить крест на своём будущем, но зато вычистить из партии всех потенциальных конкурентов. Так ей показалось спокойнее. Если раньше в Компартии присутствовало какое-то подобие коллективного руководства, то теперь она всё больше превращается в партию одного вождя, а сам Зюганов - в пародию на товарища Сталина. Именно пародию - потому что история если и повторяется, то, как заметил в своё время основатель "научного коммунизма", в виде фарса.

У тех же, кто лепит культ личности, очень скоро начинают мельтешить в глазах зелёные неотроцкистские чёртики. Ведь что такое троцкизм в трактовке авторов "Краткого курса истории ВКП(б)"? Сущая абракадабра. Само понятие "троцкизм" имело какой-то смысл лишь в середине 1920-х годов, когда обозначало левацкую критику политики нэпа. После того как Сталин, разобравшись с конкурентами "слева", отправил вслед за ними конкурентов "справа" и приступил к демонтажу нэповской экономики, троцкизм превратился в совершенный анахронизм: рядом с развернувшимся на 180 градусов отцом народов сам Троцкий выглядел уже не леваком, а респектабельным буржуазным политиком. Слово же "троцкист" по значению стало тождественно выражению "личный враг товарища Сталина".

Вот и сегодня неотроцкист - это личный враг товарища Зюганова. Это видно из состава лиц, зачисленных в злейшие враги партии. Ну ладно, бывший главный редактор сайта КПРФ А.Баранов - лохматый и бородатый леворадикальный публицист, страдающий лёгкой степенью графомании и мании величия (как, впрочем, любой радикальный публицист вне зависимости от направления), - и впрямь, чем не неотроцкист? Ему бы очки, шевелюру погуще да подровнять бороду - и вылитый Лев Давыдович. Но как в этот круг попали вполне махровый сталинист П.Басанец и тяготеющий к националистам П.Милосердов? Понять это можно, только если принять во внимание участие представителей "барановской группы" в совместных акциях с "Другой Россией". Руководство КПРФ настолько страшится возможного снятия с выборов, что само готово выгнать из своих рядов слишком активных членов, лишь бы не дать Кремлю повода для раздражения.

К тому же партия давно уже пребывает в состоянии, когда ей, выражаясь словами антигероя кинокомедии Э.Рязанова, "не надо как лучше - надо как положено". Этим же неотроцкистам вечно хочется больше, чем другим, они всё время куда-то ввязываются, заводят сомнительные знакомства, замешиваются в неблагонадёжные коалиции. Надо как положено: сверху спущена инструкция - взял под козырёк и приступил к исполнению, а самостоятельная инициатива - это от лукавого. В общем, ещё один образчик эволюции от клуба к машине: долой кружковщину, даёшь исправно функционирующий аппарат.

Но отличие товарища Зюганова от товарища Сталина в том, что у лидера КПРФ нет своего НКВД, нет своего ГУЛАГа, и ничего он с неотроцкистами поделать не может - даже выслать их на 101-й километр. А без этого борьба с неотроцкизмом превращается в балаган. Руководство КПРФ отлучило А.Баранова от официального партийного сайта, так тот организовал свой, неофициальный, и теперь издевается над каждой глупостью, сказанной партийным вождём. Займётся товарищ Зюганов своим любимым делом - популистской демагогией, скажем возвысит голос в защиту Пермского порохового завода ("одного из крупнейших стабильно функционирующих и развивающихся предприятий ВПК") от "рейдерского захвата" со стороны Роспрома, а Баранов тут как тут, сообщает, что ППЗ как был, так и остаётся казённым предприятием, и потому ни о каком рейдерском захвате не может быть и речи; что на "стабильно функционирующем и развивающемся предприятии" висит долг в 150 млн руб.; и вообще взволнованность лидера КПРФ судьбой предприятия объясняется в первую очередь тем, что снятый с поста его директора Г.Кузьмицкий является спонсором Компартии и избран по её списку депутатом краевого Законодательного собрания. И так на каждый чих любимого вождя - и никак его, неотроцкиста этакого, не приструнишь.

А если серьёзно, то попытка руководства КПРФ слепить новый культ личности и развернуть борьбу с троцкистами и неотроцкистами - это диагноз. И то и другое можно осуществить лишь в условиях тотального партийного контроля над всеми сторонами общественной жизни. В масштабах отдельно взятой партии (а не страны) ни построить культ, ни искоренить "антипартийные уклоны" нереально - постоянно будет мешать ехидный голосок окопавшегося где-то сбоку недобитого неотроцкиста. Сами же попытки подобного рода - верный путь к полной маргинализации партии, окончательному замыканию её в электоральном гетто.

Не исключено также, что по мере развёртывания избирательной кампании на телеэкранах замелькают разнообразные "неотроцкисты", посыпятся их едкие комментарии в адрес партийного лидера, и тогда Компартии не поможет никакая игра на понижение, поскольку против неё будет применено оружие, от которого нет защиты: компромат, причём не халтурный, "а ля Караулов", а самый что ни на есть настоящий, убойный. И не пожалеть бы тогда Геннадию Андреевичу, что он двинулся по пути, начертанному товарищем Сталиным.

3. Виртуальность - лучший друг эффективности?

Предвыборный год стал переломным в жизни современных российских либералов. Они, судя по всему, окончательно отказались от игры на повышение и твёрдо взяли курс в противоположном направлении.

В первую очередь это относится к Союзу правых сил. Если в 2005-06 гг. он ещё нет-нет да дерзал сыграть на повышение (это выражалось, в частности, в блокировании с "Яблоком" на региональных выборах - в стремлении заинтересовать остатки демократически настроенного электората), то после "пермского триумфа" (декабрь 2007 г.) и введения А.Бакова в состав Президиума Федерального политсовета партии эта дверь была заколочена наглухо. Мартовская избирательная кампания подтвердила эффективность линии на понижение - СПС преодолел 7%-ный барьер (или максимально приблизился к нему) в доброй половине регионов, в которых проводились выборы.

С тех пор политтехнологи "правых" заметно продвинулись в усвоении опыта первой российской партии-машины - ЛДПР - и её неизменного лидера В.Жириновского. Главное, что они поняли, - надо быть ближе к народу и не бояться противоречить себе на каждом шагу. Рядовой избиратель, особенно в период стагнации, не занимается аналитикой и не следит за речами политиков в стремлении поймать их на слове. Он кушает то, что ему дают. Осознав это, "правые" оживились, в речах и движениях их лидеров появилась небывалая развязность; перестав робеть упрёков в непоследовательности, они, подобно ЛДПР, превратились в по-настоящему всеядную партию.

Для А.Бакова, например, стало нормой сегодня выступить с инициативой по созданию комитетов защиты капитализма, а назавтра организовать митинг протеста против роста цен и тарифов. Лидер подмосковной организации СПС Б.Надеждин запросто может ответить на вопрос о связях партии с авторами реформ 1990-х: "Вот видите наш буклет! Это - я, это - Белых. Где тут Чубайс или Немцов?", а председатель ФПС СПС Н.Белых - с такой же невинностью в голосе спросить: что левого в лозунге "достройки капитализма". Всё верно - "хватай всех", как учил О.Киркхаймер.

Подобного рода "всеядная" тактика - очевидный показатель игры на понижение, предполагающей совершенно определённую организационную партийную форму - партию-машину, в каковую Союз правых сил, собственно, трансформировался уже давно и каковой он в известной мере являлся с самого начала. Однако в СПС до сих пор сохраняются рудименты клубной структуры, мешающие ему стать безупречной избирательной машиной. Именно этим, в частности, и объясняется конфликт между центральным руководством партии и лидерами её московского отделения.

В то время как на федеральном уровне СПС давно уже "механизировался", его столичная организация до самого последнего времени пыталась имитировать организационные формы, свойственные демократическому движению начала 1990-х. Но если 15 лет назад эти формы демонстрировали исключительную эффективность, поскольку позволяли демократам "держать связь" с избирателями, то в нынешних условиях - разрыва между либералами и широкими электоральными массами - они не приносили партийному руководству ничего кроме головной боли. Пока общество пропускает мимо ушей либеральные лозунги, клубным структурам остаётся единственное занятие - внутренние разборки. По этой причине Московское городское отделение СПС с самого появления на свет погрязло в перманентных склоках, ни на что другое у него не было ни времени, ни сил; но даже если время и силы вдруг появились бы, что толку - связи с избирателями давно утеряны. Так что удивительнее другое: почему центральное руководство "правых" не распустило московскую организацию ещё несколько лет назад, создав на её месте нормальную избирательную машину, что в конце концов и было сделано - 22 июня Федеральный политсовет лишил руководящие органы МГО полномочий, взяв их осуществление на себя (по крайней мере, до избрания нового Политсовета).

Сами лидеры МГО, правда, склонны объяснять решение о своём низложении интригами зампреда ФПС Л.Гозмана и недовольством федеральной верхушки партии чересчур независимой позицией москвичей. Однако здесь нелишне отделить мух от котлет. Представляй Московская городская организация СПС реальную силу, ФПС мог бы сколько угодно скрежетать зубами, но никогда не рискнул бы на неё посягнуть: разогнать в преддверии парламентской кампании крупнейшее региональное отделение - значит отрубить себе правую руку. Но в том-то и дело, что никакой силы МГО собой не представляет. Да, отдельные его члены организуют митинги и пикеты, пытаются участвовать в совместных акциях с другими оппозиционерами, но таких активистов всего несколько десятков человек, все остальные - типичнейшие мёртвые души.

Что касается независимой позиции МГО, то это, право, смешно. Председатель МГО И.Новицкий, вопреки мнению Президиума ФПС СПС, проголосовал в Мосгордуме за переназначение Ю.Лужкова мэром, за что 4 июля был исключён из партии. Активное меньшинство МГО во главе с С.Городилиным и А.Малявским проводило возле Мосгордумы антилужковскую акцию как раз во время утверждения мэра. Сторонники же распущенного московского руководства организовали конференцию, на которой выразили протест и против отмены выборности мэра, и против исключения И.Новицкого из партии. Такая вот независимость левого полушария от правого.

Союз правых сил сделал со своей столичной организацией то, что "Яблоко" осуществило ещё в 1997 г., когда распустило Московское движение "Яблоко". МДЯ тоже представляло собой аналог клубных образований начала 1990-х и тоже не занималось ничем кроме дрязг. Вместо насчитывающего более 1 тыс. человек МДЯ была создана компактная структура (около 50 членов) во главе с В.Игруновым; после изгнания последнего из партии его сменил С.Митрохин, численность МГО была увеличена, но лишь формально, на деле она по-прежнему не превышала нескольких десятков человек. Однако на электоральных показателях "Яблока" в Москве переорганизация не сказалась никак. Показатели, конечно, ухудшались от выборов к выборам, но к состоянию московского отделения этот факт отношения не имел - для того были куда более серьёзные причины.

В общем, наблюдая партии в годину общественной стагнации, можно сделать вывод: чем они виртуальнее, тем, как это ни парадоксально, эффективнее. Недостаток (а то и полное отсутствие) активистов вполне компенсируется избытком денег, профессионализмом пиарщиков и доступом к электронным СМИ.

Взять то же самое "Яблоко". По данным "Левада-центра", его рейтинг увеличился с 1% в мае до 4% в июне и до 5% в июле. И что такого совершило "Яблоко" для столь резкого скачка? Да ничего. Конечно, С.Митрохин из кожи лезет, чтобы напомнить о своём существовании, постоянно участвуя в акциях против точечной застройки, вырубки парков и пр. Баллотируйся он по одномандатному округу, его шансы, возможно, были бы неплохи. Но для роста рейтинга партии даже в масштабах столицы, тем более страны, одного Митрохина явно маловато. Дело, скорее всего, либо в непонятных пока для пишущего эти строки изменениях настроений избирателей, либо, что вероятнее, в повышении благосклонности к лидерам "Яблока" со стороны центральных СМИ - показали Г.Явлинского раз-другой по телевизору, и рейтинг партии пополз вверх.

Реальное же существование создаёт для политической организации в нынешних условиях больше минусов, чем плюсов. Яркий пример - коалиция "Другая Россия", во II конференции которой (7-8 июля) отказались участвовать Российский народно-демократический союз, Всероссийский гражданский конгресс и Республиканская партия РФ. Оно и понятно: разношёрстной кампании левых, правых, усатых-полосатых и пр. вообще трудно найти общий язык. А тут ещё в ходе "маршей несогласных" выяснилось, кто именно составляет костяк актива "Другой России" - нацболы Э.Лимонова и члены "Авангарда красной молодёжи" С.Удальцова. Они-то и оказались наименее восприимчивы к воспитательно-устрашительному эффекту милицейских дубинок и тем самым отвоевали себе решающий голос как при подготовке программы ДР, так и при проведении праймериз для определения единого кандидата в президенты от оппозиции. Разумеется, либеральной части "Другой России" это понравиться не могло. Так что следует признать - репрессии властей в отношении "несогласных" сделали своё дело, произведя среди них искусственный отбор, причём отбор негативный, отсеяв наиболее вменяемую часть. А была бы "Другая Россия" виртуальным проектом, как, например, РНДС, всё образовалось бы галантерейно - собрались бы несколько человек да и выдвинули бы М.Касьянова единым кандидатом в президенты. Без всяких праймериз и прочих заморочек.

Пока же "Другая Россия" наглядно демонстрирует, какое это неблагодарное занятие - игра на повышение в условиях общественного затишья. Сплошные убытки. Но у ДР получается хоть и плохо, но по крайней мере органично. А вот с кем игра на повышение совсем не сообразуется, так это с "Гражданской силой". Между тем она выказывает желание вести именно такую игру, объявляя о намерении сплотить вокруг себя тех, кто "сам зарабатывает себе на жизнь" и стремится к участию в "организации гражданского контроля за качеством услуг, предоставляемых государством".

Закавыка в том, что если "Другая Россия", при всей своей маломощности, - всё-таки клубная структура, худо-бедно приспособленная для игры на повышение, то "Гражданская сила" - виртуальный проект в чистом виде, избирательная машина как таковая. Чтобы мобилизовывать сторонников и избирателей, необходимо иметь реальный актив, а не наёмных специалистов и случайных людей, из личного расположения к М.Барщевскому давших согласие на включение своей фамилии в список членов Высшего совета ГС.

По материалам бюллетеня "Партинформ"
Предыдущие материалы:
15:38 11.10.07
15:02 11.10.07
00:05 11.10.07
21:08 08.10.07
16:07 05.10.07
15:35 05.10.07
01:02 05.10.07
18:38 02.10.07
18:12 02.10.07
18:27 28.09.07



Разработка и поддержка:
Westsib Group