На главнуюНаписать письмоПоиск по сайту
Авторизация в системе:
Регистрация   Пароль?   Проблемы?
20:42, 14 December 2007

Обзор иностранной прессы: Преемником Путина будет... Путин

Международные СМИ анализируют развитие ситуации вокруг передачи президентской власти в России. Пока что основной козырь Дмитрия Медведева – имидж "Путина номер два", пишут обозреватели. Андрей Илларионов, решительный критик Кремля, осуждает западных лидеров, поспешивших приветствовать эту креатуру. Путин в роли премьер-министра также вызывает сомнения: сто лет назад такое плохо кончилось.

Владимир Путин любит удивлять, пишет The Economist, однако на этот раз он превзошел самого себя, превратив в сюрприз нечто совсем не удивительное. Дмитрий Медведев, 42-летний юрист, которого Путин выбрал на роль следующего президента России, всегда был одним из фаворитов. Идея о том, что Путин может стать премьер-министром, тоже всплыла уже два месяца назад. И все-таки никто не ожидал, что Путин просто сделает то, о чем говорил.

Когда борьба в Кремле стала выходить из-под контроля, Путин вернулся к своему изначальному плану сделать Медведева президентом. Это вызвало одновременно чувство удивления и облегчения. Прежде Путин говорил о врагах народа, при нем избивали и сажали в тюрьму участников демонстраций, затем был арестован либеральный заместитель министра финансов. В свете этого выбор мягкого в заявлениях гражданского юриста кажется жестом примирения. По сравнению с Ивановым и Зубковым он выглядит либералом. Первое, что пришло на ум: могло получиться гораздо хуже.

Комментируя вариант, при котором Путин станет премьером при президенте Медведеве, издание напоминает, что традиционно в России существовал лишь один центр власти – Кремль. Был лишь один прецедент, когда при слабом главе государства работал сильный премьер-министр. Это имело место сто лет назад, когда председателем Совета министров при царе Николае II был Петр Столыпин. Столыпин жестоко расправлялся с недовольными, чтобы продолжать реформы и сделать Россию одной из ведущих европейских держав. Ему принадлежит известнейшая фраза: "Дайте России 20 лет мира, и вы не узнаете ее". Но все закончилось печально: Столыпина убили, Николая II расстреляли большевики, и в России на 73 года установился коммунистический режим, говорится в заключение редакционной статьи.

В другом материале The Economist озаглавлена "Найдите, где тут президент". Надо признаться, что сначала выдвижение Медведева породило рой надежд. Медведев молод (ему всего 42 года), он человек современный, фанат рок-музыки; его считают более либерально настроенным по сравнению с другими кремлевскими деятелями; он также не принадлежит к числу силовиков, поскольку в прошлом не работал в спецслужбах. Несколько зарубежных лидеров даже осторожно приветствовали его "благословение на царство". Подобным образом повели себя и иностранные инвесторы, в результате чего биржевые индексы в Москве резко подскочили.

Однако для того, чтобы развеять почти все эти надежды, понадобился всего один день. В течение всей своей недолгой карьеры Медведев зависит исключительно от покровительства Путина. Хотя он является председателем совета директоров "Газпрома" – российского государственного энергетического колосса – а также первым вице-премьером, он не имеет собственной опоры для власти. Возможно, он действительно подсознательно более склонен к толерантности, чем некоторые из его кремлевских соперников; кроме того, если он и в долгу перед силовиками, то это менее заметно. Но если Медведев вдруг не окажется более сильной личностью, чем кажется, ему будет очень нелегко следовать своим инстинктам. Это станет еще очевиднее, если Путин станет при нем премьер-министром – займет пост, на котором определенно останется фактическим правителем страны.

Запад имеет лишь ограниченное влияние на сегодняшнюю все более враждебно настроенную Россию, продолжает издание. Ему придется продолжать с ней сотрудничать, кто бы ни находился у руля в Кремле, по таким крупным внешнеполитическим вопросам, как Иран, Косово и Северная Корея. Однако западным лидерам следует извлечь уроки из ошибки, которую слишком многие совершили во время первого президентского срока Путина, когда они льстили ему и намеренно молчали о демократии, правах человека и войне в Чечне.

The Washington Post публикует статью Андрея Илларионова. Бывший экономический советник президента, ставший в последнее время жестким критиком Кремля, сетует, что на этой неделе холодность Вашингтона превратилась в нежные объятия: госсекретарь Кондолиза Райс открыто поддержала человека, которого президент Владимир Путин благословил на роль своего преемника, и фактически перечеркнула собственные прежние заявления, в которых призывала Россию пойти по более демократическому пути и провести выборы в духе истинной конкуренции.

Вполне возможно, пишет Илларионов, что в последние годы у Райс сложилось положительное впечатление о Медведеве, но зачем предавать огласке это впечатление сейчас, прямо после заявления Путина? Другие публичные похвалы исходили от столь уважаемых людей, как чеченский громила-диктатор Рамзан Кадыров. Почему госсекретарь США присоединилась к компании Кадырова?

Почему бы вместо этого не поддержать демократично настроенного кандидата в президенты, например, лидера коалиции "Другая Россия" Гарри Каспарова? Неужели Каспаров, который 15 лет был чемпионом мира по шахматам, для Райс недостаточно умен? Почему Райс не упомянула о Владимире Рыжкове, другом политике-демократе?

Поразительно, что американские официальные лица ратуют за демократию и призывают к конкуренции на выборах, тогда как их практические действия толкают в противоположную сторону, пишет Илларионов. Заверения Райс – бальзам на душу не тем, кто борется за демократию, а тем, кто готов ее уничтожить, не жертвам гонений в России, а их гонителям. Собственно, Райс и канцлер Германии Ангела Меркель – последняя дала понять, что "могла бы хорошо работать" с Медведевым, – показывают, что готовы принять скрытую политическую тактику режима силовиков, полагает автор.

Испанская El Pais считает, что следующие один за другим маневры Путина превращают демократию в его стране в карикатуру. Все возможно в виртуальной российской демократии. Точнее, в цифровой. Чтобы уловка имела видимость конституционности и не напоминала простое упражнение в дружеских жестах, кандидатуру первого вице-премьера Медведева предложил лидер партии Путина, одержавшей решительную победу с 64% голосов на последних ловко срежиссированных парламентских выборах.

Посмотрим, действительно ли Путин переквалифицируется в премьер-министра, говорится в редакционном комментарии. В этом случае, к тому же учитывая, что его партия "Единая Россия" по своему усмотрению распоряжается Думой, мы станем свидетелями переписывания политических правил, сложившихся после распада СССР: сейчас президент считается безусловным лидером, а глава правительства – всего лишь администратором. На этом посту или на другом, нынешний глава государства, пользующийся поддержкой сограждан, сохранит существенную часть своего гигантского влияния во главе крупнейшей страны мира. Оно держится на семи годах экономического процветания (когда цены на нефть поднялись с 15 до 90 долларов за баррель) и жесткости по отношению к диссидентам. В конце концов, президентская власть в России стала гораздо сильнее после того, как путинский каток поставил на место тех, кто верил, что Россия – демократическая страна.

На этой неделе, пишет The Christian Science Monitor, аналитики назвали Медведева более мягким Путиным с демократическими взглядами и большей готовностью сотрудничать с Западом. Его коллекция рок-музыки группы Deep Purple некоторым образом должна подкрепить эту точку зрения. Но Юрий Андропов, если помните, тоже любил американский джаз – и какое это имело значение?

Последние заявления Медведева указывают на преемственность, а не отход от России, построенной Путиным. Медведев похвалил 8-летнюю работу своего друга, сказав, что Путин спас страну от "распада" и "гражданской войны". Отношение мира к России также изменилось, сказал он. "К нам не относятся больше как к школьникам. Люди уважают нас и считаются с нами".

Если Ельцин, уходя, был озабочен своим состоянием здоровья и падающей политической поддержкой, напоминает издание, то Путин уходит сильным. В обозримом будущем он будет оставаться у власти, а российская нефтяная экономика по-прежнему будет работать. Таков дом, который построил Путин. Таким он пока и останется.

Немецкая Die Zeit предостерегает: поскольку руководящая элита в окружении Путина совсем не так однородна, как она это демонстрирует, президент, контролирующий политическую сцену России и недавно слишком яро предупреждавший об иностранных врагах, должен на самом деле опасаться внутренней войны кремлевских кланов.

Эти кланы сформировались за прошедшие восемь лет с допущения Путина, получив доступ к финансовым потокам. В течение нескольких последних месяцев открытую борьбу ведут группировки спецслужб с либералами при помощи компрометирующих статей и "своих людей" в прокуратуре, отдающих приказы об аресте. Первыми жертвами, оказавшимися за решеткой, стали генерал из Роснаркоконтроля и заместитель министра финансов.

Медведев представляет собой идеальную фигуру в путинской драматургии, утверждает издание, рассуждая при этом, почему нынешняя модель "наследования" не лишена риска. Полнота кремлевской власти подвигает даже самых лояльных на то, чтобы добиваться на посту самостоятельности. Путина должен предостеречь его собственный опыт: летом 1999 года придворные Ельцина позиционировали его как управляемого, блеклого, карманного кандидата. Но уже несколько месяцев спустя Путин не позволил собой управлять и выдворил дочь Ельцина и бывшего главу его администрации из кремлевских кабинетов.

Другое немецкое издание, Handelsblatt, считает, что "У Медведева может появиться конкурент". Возможно появление другого серьезного претендента, который мог бы оттянуть часть голосов у Медведева, не отобрав при этом у него победу.

Кроме того, напоминает издание, Путин до сих пор так и не высказался по поводу предложения Медведева занять при нем должность премьер-министра. Возбуждение вызвал также его вчерашний визит в Белоруссию. Две страны, связанные союзным договором, могут принять общую конституцию, рассуждают российские СМИ. В этом случае у Путина появляется возможность стать президентом союзного государства.

По материалам Inopressa

Все материалы по теме Иностранная пресса
Предыдущие материалы:
14:30 14.12.07
20:27 13.12.07
20:11 13.12.07
00:22 13.12.07
15:20 12.12.07
23:28 11.12.07
13:52 11.12.07
21:20 10.12.07
19:10 07.12.07
16:43 07.12.07



Разработка и поддержка:
Westsib Group