На главнуюНаписать письмоПоиск по сайту
Авторизация в системе:
Регистрация   Пароль?   Проблемы?
20:09, 18 March 2008

Белый Дом-2

Четыре года назад работа правительства была парализована административной реформой. Сейчас, хотя контуры будущей кабинетной перестройки еле угадываются, обстановка в Белом доме мало чем отличается от 2004 года. С той разницей, что тогда премьера в России практически не было, а в 2008 появилось сразу два. И ни один из них не носит фамилию Зубков.

От подвала до бассейна

Нет лучшего способа изменить жизнь чиновника, нежели пообещать ему перемены в ближайшем будущем, не объяснив, в чем они будут заключаться.

Дмитрий Медведев еще в ночь со 2 на 3 марта, когда он добавил к титулу "первый вице-премьер" временное звание "избранного президента РФ", вроде бы поступил прямо противоположно тому, как привык действовать действующий президент Владимир Путин. Он все открыто рассказал: Владимир Путин будет премьер-министром, его резиденцией будет Дом правительства РФ, а не Кремль, новые президент и премьер в течение марта—мая 2008 года будут определять состав нового кабинета министров. Но как это все будет происходить, никому из чиновников не объяснили. Вскоре, впрочем, стало очевидно, что Путин и Медведев намерены выполнять объявленное буквально.

Уже в начале марта важнейшим из искусств в Белом доме стало строительное. Премьер-министр Виктор Зубков был перемещен с пятого премьерского этажа Белого дома на третий, освободив кабинет будущему премьер-министру Владимиру Путину. На пятом немедленно развернулся ремонт. Пошли слухи, что это только начало. Разговоры о том, появится ли в грандиозных подвалах Дома правительства плавательный бассейн (привычка будущего премьера начинать рабочий день с заплыва хорошо известна) или дело ограничится созданием тренажерного зала на пятом, выплеснулись в СМИ.

Напряженное ожидание необычных кадровых решений привело к накладкам: новый премьерский кабинет на третьем этаже, в котором будет досиживать свои два месяца Виктор Зубков, не был оборудован всем необходимым для прямой трансляции заседаний правительства. Поиск виновного занял несколько дней, в скандал были вовлечены влиятельнейшие силы в коридорах власти.

Но дело, в общем, не в этом. Прими Путин и Медведев решение формировать правительство тайно, закрыто, с соблюдением строгой секретности, и все бы было в порядке: именно так вопрос решился при отставке Михаила Фрадкова в сентябре 2007 года. Запущенный же в марте механизм полузакрытых обсуждений в Белом доме, Кремле, администрации президента, Госдуме, на дачах, в частных встречах и телефонных переговорах означает следующее: а) ничего еще окончательно не решено; б) ни у кого нет гарантий сохранения собственного кресла; в) рутинная работа теряет смысл, поскольку неизвестно, когда она оборвется и оборвется ли она вообще.

Жизнь Дома правительства РФ в переходный период напоминает сейчас ситуацию, в которую попал кабинет министров в 2004 году с началом административной реформы, но много хуже. Если тогда правила игры, придуманные нынешним главой Минрегиона Дмитрием Козаком, нужно было лишь выполнять или обходить, то сейчас их приходится выдумывать: план Путина по перестройке правительства оказался тетрадкой в клеточку, в которой не написано ровным счетом ничего. И дата контрольной, увы, тоже не объявлена.

Правительственный трехчлен

Из немногочисленных публичных выступлений Путина и Медведева в феврале-марте, а также из информации источников, которую можно считать хоть сколько-нибудь достоверной, вырисовывается следующая картина формирования нового правительства России. Сам Владимир Путин как премьер-министр не намерен менять формальные полномочия правительства или перераспределять их между правительством и администрацией президента. Одновременно он не намерен и менять собственного стиля управления и не готов вписываться в сложившиеся еще в 1998-1999 году рамки взаимоотношений в Белом доме, при которых премьер выступает в роли старшего министра. Поэтому де-факто кабинет министров будет разделен на две части — "премьерскую" и "министерскую".

Первая — "премьерская" — будет состоять непосредственно из Владимира Путина и вице-премьеров, число которых не определено. Наиболее популярные цифры, которые сейчас называются,— шесть и пятнадцать. Вице-премьеры, как предполагается, будут рекрутированы в основном из действующих вице-премьеров и министров, лично знакомых президенту. Будет ли "премьерская" часть оформлена институционально (например, как президиум правительства) не решено, но это неважно. Вице-премьеры, сколько бы их ни было, будут "функциональными" и лично ответственными перед премьером за координацию работы правительства по определенным направлениям. Во многом это напоминает действующую трехзвенную структуру администрации президента (президент, верхушка администрации и все остальные): недаром ключевой чиновник, которого Владимир Путин, как гласят слухи, намерен забрать с собой на "премьерский" этаж,— это заместитель главы администрации президента Игорь Сечин.

Вторая часть Белого дома — "министерская" — должна заниматься непосредственной реализацией курса Путина—Медведева и будет, исходя из этой логики, в большей степени формироваться Дмитрием Медведевым. Функции министерств (а также подчиненных им федеральных агентств) — работать "в поле", сообщаясь с премьер-министром в основном через вице-премьеров и аппарат правительства. Пока неизвестно, как и с кем будут сообщаться госкомитеты и федеральные службы, подчиненные правительству. Скорее всего, они останутся на "министерском" этаже, частью в статусе, близком к министерскому. Так работает сейчас, например, Федеральная таможенная служба.

В этой схеме администрация президента, отданная преимущественно на откуп будущему президенту Дмитрию Медведеву, не нуждается в больших переменах: ей придется работать, в зависимости от масштаба решаемой проблемы, или с "премьерским", или с "министерским" этажом Белого дома. Предполагается, что генеральным "разводящим" в этой схеме будет помощник президента Путина Игорь Шувалов, которому поручено шлифовать детали будущей конструкции во избежание излишнего административного трения.

В каком статусе Шувалов будет этим заниматься — вице-премьером в Белом доме, топ-менеджером администрации президента, кем-то еще,— вряд ли знают сейчас даже президент и премьер. Фокус в том, что, будучи нарисованной в тетрадке в клеточку, система выглядит стройной, но уже первые переговоры о ее заполнении фамилиями вызывают во властных структурах скрежет зубов: она напоминает храм Василия Блаженного — снаружи красиво, внутри — сам черт не разберет.

Волки, козы и капуста

Первой же проблемой, которую приходится решать всякому, кто решил занять место в многоглавой административной вертикали, является невероятной сложности выбор — шашечки или ехать? Вице-премьерская близость к телу Владимира Путина в этой схеме означает прежде всего отрыв от министерских корней. Министр — это звучит не так гордо, но дает отличные шансы быть ближе к президенту Дмитрию Медведеву. Впрочем, до тех пор, пока неизвестно, какой в точности будет эта дистанция (иными словами, как будет устроена администрация президента), риск попасть не туда слишком велик. Именно поэтому основная задача претендента на пост в будущем правительстве — уменьшить риски, попытавшись занять в структуре непредписанное место.

Вот как это выглядит на практике. В начале апреля среди игроков зернового рынка распространился слух, что на Зерновом конгрессе в Египте министр сельского хозяйства Алексей Гордеев представит замминистра Андрея Слепнева как своего преемника в правительстве Путина. В окружении Слепнева, считающегося хорошо знакомым с Дмитрием Медведевым, на лестную новость отреагировали странно: "Эти слухи распространяют наши враги!" Их можно понять. Вице-премьерская должность, якобы обещанная Гордееву, может сделать двух чиновников прямыми соперниками. При этом гораздо более приемлемых для нынешнего министра преемников в Минсельхозе называют едва ли не десятками. Но никто из них не будет намекать на свои амбиции: преждевременно ставший публичным замысел может никогда не воплотиться. А позиционировать себя сейчас как чиновника "министерского" этажа означает заранее нажить врага: а если того же Гордеева не возьмут на "премьерский" этаж?

В той же ситуации пребывает и глава МЭРТа Эльвира Набиуллина, которой тоже якобы предложен вице-премьерский пост. Это было бы лестно, но главным претендентом на ее нынешний пост называют Александру Левицкую, ее заместителя, пришедшую в МЭРТ из Минздравсоцразвития. Учитывая, что на своем посту Левицкой поручено курировать нацпроекты и социальную сферу, несложно догадаться, что ее назначение связывают с протекцией Дмитрия Медведева. И это было бы отлично, если бы Набиуллина и Левицкая хорошо ладили друг с другом. Согласно последним слухам, в вице-премьеры может пойти сама Левицкая, разрушая тщательно выстраиваемую схему.

Хорошо первому вице-премьеру Сергею Иванову, для которого пост вице-премьера означает просто сохранение и статус-кво, и нынешней системы отношений со всеми обитателями Белого дома. А как быть главе Минпромэнерго Виктору Христенко? Слухи гласят, что вице-премьерский пост по ТЭКу ему практически гарантирован. Но, покидая насиженное место, он рискует потерять министерство: на него якобы претендует Николай Токарев, руководитель "Транснефти", с которым вице-премьер вряд ли легко сработается. Хорошо вице-премьеру Александру Жукову, которому прочат сохранение статуса и расширение полномочий, но как могут встроиться в общую картину глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс, председатель совета директоров компании Александр Волошин, руководитель "Ростехнологий" Сергей Чемезов, каждого из которых называют возможным вице-премьером в правительстве Путина (хотя каждый из них уверяет, что эти слухи не имеют никаких оснований)? Каждый из чиновников знает: всякому, кому лично доверяет будущий премьер Владимир Путин, с большой вероятностью будет противопоставлен другой человек.

И что делать вице-премьеру Алексею Кудрину — кто даст ему гарантии, что, сохрани он пост на "премьерском" этаже, он не потеряет Минфин? Говорят, у министра обороны, бывшего главы ФНС Анатолия Сердюкова есть три кандидатуры на пост министра финансов, и ни одна Кудрина не устраивает.

Вопрос нужно решать или как можно быстрее. Или как можно медленнее — как кому повезет. В интересах Владимира Путина — отстроить свой "этаж" правительства как можно быстрее. В интересах членов "этажей" — согласиться как можно позже: Дмитрий Медведев в основном еще не определил свои кандидатуры. А фальстарт, как уже говорилось, может окончиться плачевно.

Самая большая проблема для чиновников в том, что никто не хочет стать в путинском трехзвенном правительстве "третьим". Каждый хочет быть вторым — либо в связке с Путиным, либо с Медведевым. Получается, что сейчас в России создается структура, в которой будет два премьера и ни одного президента.

В Антарктиде все спокойно

Безвременье, в которое погрузился Белый дом, конечно, является лишь условным. Нынешняя ситуация — отличное время для тех, кто хочет быстро закрыть дела при премьере Викторе Зубкове, не рискуя будущим, и кошмарное — для тех, кому немедленные решения не нужны. Министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова не комментирует слухи о разделении ее министерства на две части с уходом ее на вице-премьерский пост. Есть дела и поважнее: как раз в промежутке между правительствами Зубкова и Путина шансы на выделение из министерства управления госзакупками лекарств и формирование госхолдинга по фармдистрибуции и производству лексредств растут. И в любой момент авторы идеи, поддерживаемые и такими уважаемыми людьми, как спикер Госдумы Борис Грызлов, могут перейти в наступление. По крайней мере, с отставкой министра Михаила Зурабова эти цели достигнуты не были. А сейчас, под шумок, Татьяна Голикова может приобрести титул вице-премьера по социальным вопросам и одновременно утратить контроль за важнейшим социальным вопросом — ситуацией на рынке лекарств. Сохранение статус-кво — лучший выход, но отказаться от вице-премьерского поста — значит с гарантией получить в "профильные" вице-премьеры кого-то из оппонентов.

На уровне заместителей министра все еще сложнее: именно в нынешней ситуации давление на них со стороны лоббистов, стремящихся решить свой вопрос как можно быстрее, до изменения ситуации, выросло многократно. Заместитель главы МЭРТа Кирилл Андросов предпочел в начале марта избежать общения с премьер-министром Виктором Зубковым, поручившим ему в спешном порядке решить проблему выбрасывания из капитала Международной топливно-сырьевой биржи американской NYMEX, и ушел в отпуск. Возможно, вернется он уже первым заместителем главы Сбербанка Германа Грефа. Глава Росздравнадзора Николай Юргель в разгар борьбы за фармхолдинги находился на больничном. Говорят, он готов даже на время покинуть правительство, чтобы вернуться в мае, когда ситуация успокоится.

Большая же часть министров и крупных игроков Белого дома принципиально стремятся не торопить события. Неожиданный визит Сергея Иванова, министра природных ресурсов Юрия Трутнева и главы Минтранса Игоря Левитина в Антарктиду в разгар формирования правительства наверняка позволил им избежать множества встреч, на которых заинтересованные фигуры просили, предлагали и требовали бы "решить вопрос" — в недельный, трехдневный, однодневный срок, прямо сейчас. Многочасовой перелет на Ил-76 во льды и обратно, возможно, лучше, чем ждать, пока власть определится, будет ли в Белом доме бассейн и кому суждено в нем утонуть, а кому — всплыть на поверхность.

По материалам газеты "КоммерсантЪ"
Предыдущие материалы:
00:34 12.03.08
17:05 11.03.08
23:49 06.03.08
17:53 06.03.08
20:19 05.03.08
19:14 04.03.08
19:10 04.03.08
18:53 04.03.08
21:07 29.02.08
20:55 29.02.08



Разработка и поддержка:
Westsib Group