На главнуюНаписать письмоПоиск по сайту
Авторизация в системе:
Регистрация   Пароль?   Проблемы?
21:52, 1 April 2008

АПН: Инфляция как порождение антирыночной экономической политики

Чтобы избавиться от Горбачёва и добиться всей полноты власти, Ельцин со своим окружением утопил Советский Союз вместе с заболтавшим перестройку его первым и последним президентом. Одним из способов добивания некогда великой державы стало освобождение предприятий на территории России в 1991 г. от налогов, что лишило советское правительство значительной части бюджетных поступлений. Но одновременно весьма большой ущерб был нанесён и самой РСФСР, казна которой в первый же день независимого существования республики оказалось почти пустой.

Тогда правительство Гайдара не придумало ничего умнее, чем с 1 января 1992 г. в пять раз директивно увеличить цены на энергоресурсы и железнодорожные перевозки и ввести на всё НДС в размере 20%. Так было положено начало масштабной ценовой инфляции с громадным перекосом цен. Непрерывно подстегиваемая бездумным увеличением тарифов на продукцию и услуги естественных монополий инфляция неудержимо растет по сию пору, она привела к обнищанию значительной части населения и в сочетании с другими антирыночными новациями реформаторов серьёзно подорвала экономику страны.


Почему тонна солярки стоит в пять раз дороже тонны зерна?

Победителем прошлогоднего этапа многолетнего первенства России по подорожанию всего и вся, итоги которого недавно в очередной раз подвела судейская коллегия Росстата, вновь оказалось дизельное топливо.

Индекс цены его покупки потребителями в декабре 2007 г. по отношению к декабрю 2006 г. возрос до 130,6%, и обходилось оно им в 19.711 рублей за тонну. Хотя отпускная цена на заводах-изготовителях была меньше — 17 000 рублей, — чем запрашивали с конечных покупателей. Наверняка сохранит дизтопливо титул чемпиона и в этом году.

Автомобильные бензины несколько поотстали — их совокупный средний индекс цены продаж составил 126,2% или 21.505 рублей за тонну. Но это на бензоколонках. Изготовители же продавали его дешевле, в среднем по 14.268 рублей за тонну. Так что спекулянты-перепродавцы и владельцы автозаправок получали за вычетом своих издержек совместно никак не менее 50% прибыли.

Что же до общих на начало этого года результатов марафонского забега на подорожание, то цены энергоресурсов благодаря опережающему мощному их рывку при старте в январе 1992 г. и последующей неподконтрольности, подстегиваемые к тому же увеличением тарифов на услуги естественных монополий, вырвались далеко вперёд.

В частности, по отношению к 1991 г. индекс цены дизтоплива у производителей (здесь и далее — с учетом деноминации рубля в 1996 г.) возрос почти до 200.000 раз (в процентах — в 100 раз больше), а бензинов — 120 000. Конечному покупателю благодаря спекуляциям посредников продавались они в 1,5 — 2 раза дороже.

Несколько поотстали в своём росте из-за госрегулирования цены на электроэнергию и железнодорожные перевозки, их индексы составили 55.000 и 67.000 раз соответственно. Однако ввиду своей всеобщей и масштабной востребованности они могут претендовать на первые места по влиянию на рост издержек в экономике страны.

А вот индекс цен на промышленную продукцию (у её изготовителей) оказался почти вдвое меньше –28 300.

От этой группы значительно отстали по подорожанию потребительские товары — их индекс цен возрос лишь 16.500. Индекс же цены труда (реальная зарплата) увеличился с 1991 г. примерно лишь в 7700 раз. Иначе говоря, реальная среднемесячная зарплата в 2007 г. с учётом "скрытой" составила, согласно данным Росстата, лишь 93%, а реальные денежные доходы населения — 94% по покупательной способности 1991 г.

Напомню, что реальность доходов определяется по весьма ограниченному числу потребительских товаров и услуг.

Неизменным аутсайдером в инфляционном марафоне остаётся продукция сельского хозяйства, средний индекс цен которой (у её изготовителей) к концу 2007 г. в сравнении с 1991-м возрос всего в 8515 раз.

Это означает, в частности, следующее.

Если в 1991 г., продав тонну пшеницы, которая стоила тогда 400 прежних рублей, сельчанин мог купить 4 тонны дизтоплива, то в декабре 2007 г., когда за тонну пшеницы сельский труженик смог выручить в среднем 5000 рублей, ему за тонну дизельного топлива, которая стоила уже 19 711 рублей, надо было заплатить почти четырьмя тоннами пшеницы. За это время индекс цены дизтоплива возрос, как отмечалось, почти в 200.000 раз, пшеницы увеличился всего лишь в 12.800 раз, т. е. почти в 16 раз меньше, а бензина — в 120 000 раз.

Но чтобы вырастить и собрать урожай зерновых требуется не только дизельное топливо и бензин. И так как в сельском хозяйстве, в том числе вследствие существенно заниженных цен на его продукцию, оборотные активы составляют не более трети от объёма товарного производства отрасли, фермерские и более крупные хозяйства оказались заложниками посредников-спекулянтов. Они вынуждены продавать им за гроши в долг свой урожай на корню в обмен на те же бензин и дизтопливо, технику, удобрения и пр., но по двойной или тройной цене.

Следует заметить, к сельскохозяйственным в статотчётности причислено множество организаций-посредников, непосредственно не занятых производством продукции, чья спекулятивная прибыль увеличивает "рентабельность" отрасли в ущерб товаропроизводящим хозяйствам. Судя по официальным статистическим данным, от недавнего значительного подорожания зерна и продуктов питания их производителям почти ничего не досталось: с начала года цены у них выросли на 10-12%, в то время как у продавцов — на 30-50%.

Неэквивалентность товарообмена по стоимости, обусловленная громадной разницей в ценах сельскохозяйственной продукции и ресурсов, необходимых для её воспроизводства, хотя бы простого, привела к развалу сельского хозяйства. Так, посевная площадь в стране со 112,1 млн. га в 1990 г. к 2006 г. сократилась вдвое, производство зерна со 113,5 млн. тонн — тоже вдвое, поголовье крупного рогатого скота с 45,3 млн. голов — более чем вдвое, количество убыточных организаций с 3% в 1990 г. увеличилось к 2006 г. до 35%, число работников с 8,3 млн. уменьшилось до 2,9 млн. человек, рентабельность отрасли с 37% упала до 10% и т. д. В результате существенно увеличился импорт продуктов питания — до 40-60%, что угрожает продовольственной независимости страны и её безопасности.


Какую инфляцию необходимо обуздать?

Инфляция является одним из интегральных показателей состояния экономики и зависит от множества факторов. Высокая инфляция, как и высокая температура человеческого тела, — свидетельство болезни. Поэтому профессионалы лечат не симптомы заболевания, а больной организм, т. е. стремятся устранить не следствия, а вызвавшие их причины.

Недавние попытки правительства заморозить возросшие цены на продовольственные товары лишь усугубляют недуги нашей экономики, причин для которых множество. В их основе лежат неверные ориентиры и принципы экономической политики, в частности, либерализация, читай анархия, ценообразования. Породив в 1992 г. инфляцию цен, правительство безуспешно борется с ней многие годы всяческими мерами, направленными почему-то на снижение платёжеспособного спроса на всё и вся: ограничением доходов населения, созданием искусственного дефицита денежного обращения, дороговизной кредитов, грабительским налогообложением, увеличением и без того вырвавшихся далеко вперёд тарифов на продукцию и услуги естественных монополий, законодательно обусловленным монополизмом на рынках и др.

Всё это напоминает попытки потушить пожар бензином и привело к существенному сворачиванию товарного производства. Видимо, либеральные борцы за лучшую жизнь исходили и исходят при этом из предельного случая: нулевой инфляция становится у мертвой экономики, но если, полагали они, экспортировать нефть и газ, доведя до ручки остальные отрасли, то инфляция будет небольшой. Результаты такой "стратегии" налицо…

Судя по декларативным, ничем не аргументированным заявлениям руководителей экономического блока правительства о снижении инфляции в ближайшие несколько лет до 3-4 % в год, и противоречащей этим заявлениям проводимой ими финансово-экономической политики, складывается впечатление, что эти люди весьма далеки от понимания сути происходящего в российской экономике роста цен и издержек. Причём они не осознают не только причин возникновения инфляции, но и всех её разрушительных последствий для страны.

И вот почему.

Инфляция по-латыни означает "вздутие", и этим понятием характеризуют разные её проявления. Следует делать различие, в частности, между инфляцией денежной и ценовой.

Если сумма обращающихся денег на руках покупателей превышает стоимость всей товарной массы в её обороте, то речь идёт о денежной инфляции. Так как при этом товарная масса, т. е. её предложение на рынке, оказывается в дефиците в сравнении с платёжеспособным спросом, то продавцы поднимают на неё цены. В результате снижается покупательная способность денежной единицы, и платёжеспособность спроса сближается со стоимостью подорожавшей товарной массы. Таким образом, причиной ценовой инфляции в рассматриваемом случае оказался дефицит товарной массы, т. е. дефицит предложения, возникший из-за денежной инфляции, породившей "вздутие" спроса.

Однако самовыравнивание товарно-денежного обращения при денежной инфляции произойдёт лишь в том случае, если не возникнет диспаритета цен, т. е. не нарушится эквивалентность товарообмена по стоимости по цепочкам производства различных видов продукции.

Нарушение этой эквивалентности, как показано выше, порождает инфляцию издержек и вынуждает отставших в гонках подорожания пытаться догнать лидеров.

Сохранять паритет цен без централизованного принудительного регулирования их равновесного изменения невозможно, так как на рынке действует множество независимых продавцов, каждый из которых стремится урвать побольше прибыли за счёт увеличения продажной стоимости своего товара.

К тому же производство различных видов продукции требует различного времени — от нескольких дней до 1,5-2 лет. Поэтому их цены меняются по мере инфляционного увеличения издержек с различным запаздыванием.

Если, к примеру, металлурги или нефтяники увеличивают цены на свою продукцию, то ценовая инфляция возвращается к ним спустя какое-то время множеством следующих с различным отрывом друг от друга бумерангов в виде подорожавших ресурсов и оборудования, для производства которых используются металл и топливо. После чего происходят новые соответствующие скачки цен для компенсации увеличившихся затрат. Так происходит неоднократно, что напоминает раскачивание качелей.

Все описанное и наблюдается в нашей экономике. "Свободное" ценообразование и соответствующая инфляция имеют хаотичный характер и сопровождаются при дефиците денежного обращения увеличением несбалансированности цен.

Несбалансированность усугубляется непропорциональным увеличением регулируемых тарифов естественных монополий. Так как при этом не индексируются в должной мере доходы населения, платежеспособный спрос которого на потребительские товары предопределяет и востребованность промышленной продукции, необходимой для производства "ширпотреба", то в кооперационных цепочках производства из-за сокращения его объёмов вследствие падения платёжеспособного спроса увеличивается дефицит предложения. Этим дополнительно усиливается ценовая инфляция. При диспаритете цен она не прекратится, если даже в соответствии с подорожанием товарной массы для баланса выпускать в обращение дополнительную денежную массу.

Таким образом, у нас ценовую инфляцию во многом порождает именно диспаритет цен в сочетании с низким платёжеспособным спросом в экономике, начало которым было положено правительством Гайдара. Низкий спрос вызван существенным ограничением доходов населения, значительной нехваткой денег в обращении, в том числе оборотных средств на многих предприятиях, что, в свою очередь, порождает дефицит предложения на рынке, увеличивает ценовую инфляцию и разрыв между ценами.

Однако, игнорируя или не осознавая истинные причины роста цен, власти пытаются обуздать его устранением несуществующей денежной инфляции. Это лишь усугубляет кризис в экономике, в том числе из-за старения основных фондов, так как малы инвестиции вследствие денежного дефицита и низкого платёжеспособного спроса. Круг оказывается замкнутым.

Известно: чтобы все производимые товары и услуги доходили до потребителей, денежная масса должна в идеале равняться стоимости товарной массы с учётом их оборота. Скорость денежного обращения зависит от времени, необходимого для изготовления той или иной продукции и её продажи, что составляет в промышленности от месяца до 1,5-2 лет. Так что деньги в среднем за год прокручиваются при товарообмене 2-3 раза.

Поэтому в нормальных странах денежная масса составляет не менее 60-70% по отношению к ВВП. Но у нас это соотношение в среднем за год не превышает 20%. Треть её — наличные деньги, а свыше половины и без того мизерной безналичной денежной массы "заморожено" и "стерилизуется" в Стабилизационном фонде, в виде резервов Центробанка и "остатков" бюджетных средств Минфина в казначействе. Таким образом власти борются с несуществующей денежной (монетарной) инфляцией.

Надо сказать ещё об одном способе откачки денег из оборота.

Дело в том, что руководители Минфина и МЭРТа осознанно либо по недомыслию уже давно вводят в заблуждение руководство страны и общество, подменяя инфляцию во всей экономике, которая характеризуется индекс-дефлятором ВВП, её более низким значением на рынках потребительской продукции.

В 2005 году эти показатели составили 119,7 и 112,7% соответственно, хотя утверждалось, что инфляция равнялась 110,9%, хотя это индекс декабрь к декабрю, а не среднегодовое значение. В 2006-м индекс-дефлятор ВВП уменьшился до 115,4%, а индекс потребительских цен — до 109,7%, а в 2007-м эти показатели составили 113,5% и 109% соответственно. Причём, при формировании бюджета на следующий год в расчёты каждый раз закладывается еще более заниженное, "прогнозное" значение инфляции, равное 8-9%. Это, помимо существенного занижения индексации зарплат и пенсий, позволяет увеличивать доходы бюджета за счёт "незапланированного" роста цен и накачивать его профицит инфляционными, теряющими покупательную способность рублями.

На начало 2006 г. из денежной массы в 5436 млрд. рублей в обращении находилось лишь около 2300 млрд. Между тем, в 2005 году оборот в экономике, согласно данным Росстата, составил 36,471 трлн. рублей. Промышленные предприятия (без малого бизнеса) произвели продукции и выполнили работ на 12,9 трлн. рублей, российские потребители оплатили продукцию и услуги лишь на сумму около 8,59 трлн., а вместе с зарубежными покупателями — на сумму 11,86 трлн. рублей. Если денежная масса, "допущенная" к обращению, прокрутилась даже пять раз, что составило бы 11,5 трлн. рублей, то в обороте недоставало почти 25 трлн. рублей.

Таким образом, очевидно не понимая принципиальных причин длящейся с 1992 г. ценовой инфляции, власти пытаются, как отмечалось, её обуздать дефицитом денег и спровоцировали экономический кризис. Для компенсации растущих издержек, порождаемых ценовой инфляцией, дефицитом оборотных средств и снижением эффективности производства из-за низкого платёжеспособного спроса, товаропроизводители увеличивают цены на свою продукцию, усиливая ценовую инфляцию, сворачивают производство и выплачивают низкую заработную плату. Её небольшие размеры поддерживаются высокими налогами. Их вместе с прибылью предприятиям, в конечном счете, выплачивает население страны, приобретая потребительскую продукцию, в ценах которой концентрируются все эти выплаты. А эти выплаты возвращаются производителям и продавцам продукции, участвовавшим в ее производстве и сбыте.


От вымогательства доходов у населения к оброку на ресурсы

Согласно данным Росстата, годовая сумма собираемых налогов и прибыли, без учёта экспорта, по отношению к годовой заработной плате в стране составляет около 70%. Это в среднем. А доля поборов в доходах бедных людей возрастает, но не зашкаливает за 100%, из-за снижения их платежеспособного спроса. Так что подоходный налог платится в размере не 13%, а в несколько раз большем. Предприятия, которым при продаже продукции возвращаются выплаченные налоги, выступают в роли кредиторов налогоплательщика — населения.

Столь большие налоговые выплаты обусловлены порочностью системы налогообложения.

Её основной базой является выручка (доходы) предприятий, в результате чего НДС взимается по несколько раз с одних и тех же составляющих структуры цены, что противоречит Налоговому кодексу. К тому же НДС взимают не с добавленной стоимости, а с гораздо большей суммы — дохода, что существенно увеличивает поборы и цены. Поэтому нынешнее налогообложение тоже вносит существенный вклад в рост ценовой инфляции.

Во-первых, цены увеличиваются на сумму неверно взимаемого НДС.

Во-вторых, предприятия дополнительно увеличивают цены для компенсации сокращения своих оборотных средств из-за выплат в кредит налогов при закупках комплектации и ресурсов.

В-третьих, инфляция растёт в результате снижения платёжеспособности населения, доходы которого многократно облагаются налогами.

При нынешнем налогообложении и товаропроизводители, и государство объективно заинтересованы в росте цен и девальвации рубля, что позволяет в абсолютном исчислении получать больше прибыли, в том числе от экспорта, а, следовательно, собирать большую сумму налогов. Поэтому в правительстве сегодня весьма озабочены тем, чтобы рубль не сильно укреплялся, и дополнительно провоцируют инфляцию регулярным увеличением тарифов естественных монополий, одновременно позволяя им бесконтрольно наращивать свои затраты, в том числе непроизводственные, — в частности, на содержание футбольных и хоккейных команд за счет населения страны.

Такая политика усугубляет кризис экономики и ведет к дальнейшему развалу страны.

Причем нынешнее налогообложение в сочетании со "стерилизацией" денег и ограничением доходов населения, а значит и платежеспособного спроса на все и вся, в принципе не позволяет качественно изменить выпускаемую продукцию и значительно увеличить ВВП.

Чтобы изготавливалась продукция, конкурирующая с зарубежной, необходимо создать условия, делающие выгодным снижение затратности производства за счет внедрения новейших технологий. Для этого представляется целесообразным вместо нынешнего налогообложения выручки и всех ее компонентов перейти к налогообложению используемых сырьевых, энергетических и людских ресурсов, т. е. унифицировать его (см. "Как реформировать налогообложение". — "ПВ" № 8, август 2005 г.).

Предлагаемый подход создаст конфликт интересов государства и товаропроизводителей. Предприятиям при налогообложении ресурсов и ограничении нормы прибыли станет выгодно снижать затратность производства, внедряя автоматизированные энерго- и ресурсосберегающие технологии, и добиваться больших доходов наращиванием объемов выпускаемой продукции и сокращением рабочих мест. Государство же, чтобы росла налогооблагаемая база, т. е. больше потреблялось ресурсов и росла занятость людей, будет вынуждено создавать условия, способствующие увеличению числа предприятий и росту объемов производства продукции, в том числе за счет развития малого и среднего бизнеса, а также способствующие увеличению доходов наемных работников.

Таким образом, вместо нынешней, сугубо фискальной и порождающей инфляцию, предлагается фискально-регулирующая налоговая система с обратной связью, усиливающей фактор регулирования для обеспечения максимального спроса на все виды продукции и услуг при снижении их себестоимости. При этом исчезнут двойные и тройные поборы, что позволит также дифференцированно и обоснованно изымать часть всех видов ренты, выравнивая условия хозяйствования. Взиматься оброк на ресурсы будет по нынешней схеме сбора НДС — с его добавлением в соответствии с нарастающими ресурсными затратами по цепочкам производства. Такая схема, как известно, обеспечивает эффективный контроль за выплатами налога.

Моисей Гельман

По материалам АПН
Предыдущие материалы:
18:46 01.04.08
00:57 29.03.08
00:46 29.03.08
17:13 25.03.08
21:01 24.03.08
02:12 22.03.08
16:02 20.03.08
20:28 19.03.08
20:09 18.03.08
00:34 12.03.08



Разработка и поддержка:
Westsib Group