На главнуюНаписать письмоПоиск по сайту
Авторизация в системе:
Регистрация   Пароль?   Проблемы?
19:16, 31 October 2008

Медведев взялся за Кавказ

Трагическая история с убийством по неосторожности ингушского оппозиционера Магомеда Евлоева, похоже, все же стала последней каплей, переполнившей чашу терпения как тех жителей республики, которые были не согласны с политикой президента Мурата Зязикова, так и федеральной власти. В четверг президент РФ Дмитрий Медведев принял первое свое по-настоящему сильное и важное решение во внутренней политике (и второе в целом как глава государства – после приказа Вооруженным силам отразить агрессию Грузии в отношении Южной Осетии), — отправил в отставку Зязикова и назначил главой республики совершенно нового и "чистого" человека — Героя России Юнус-Бека Евкурова.

Не секрет, что ситуация на Северном Кавказе, успокоившаяся было после довольно остроумного и, как в итоге оказалось, правильного решения президента Путина "поставить" в чеченской игре после трагической гибели Ахмата Кадырова на его молодого сына Рамзана, — в последние годы стала обостряться в двух других регионах – Дагестане и Ингушетии. Причем, если в Дагестане, самом многонациональном и сложном в этом отношении регионе России, процесс "внутреннего брожения" проходил все последнее десятилетие (достаточно вспомнить, с какой уверенностью отряды Басаева вторглись в 1999 году в горные районы этой республики, рассчитывая на встречу хлебом-солью, и страшно обманулись, потому что местные "разборки" не были направлены против Москвы), — то Ингушетию, напротив, обе "чеченские" войны никак не всколыхнули, несмотря на расхожее мнение о великом братстве двух соседних народов, основанном на общих вайнахских корнях.

Ничуть не бывало – ингуши не были замечены в массовом участии в "чеченском сопротивлении", они спокойно и мирно под руководством Героя России Руслана Аушева отстраивали свою новую столицу Магас, куда, кстати, между двумя военными кампаниями привезли на экскурсию и "президента Ичкерии" Аслана Масхадова, который, говорят, едва ли не слезу пустил от вида всего этого великолепия, возведенного в соседней "оккупированной" республике на деньги "кровавой" России.

Ингуши тогда держали четкий нейтралитет в противоборстве Москвы и Грозного, но с легким пиететом по отношению к единоплеменникам. Именно в силу этого пиетета Аушев, абсолютно лояльный в целом Москве политик, поддерживал идею мирного урегулирования в Чечне, участвовал в разного рода переговорах, в том числе с террористами, доверявшими сие малоприятное посредничество только бывшему советскому офицеру-десантнику, а затем президенту кавказской республики в составе РФ, и детскому доктору Рошалю.

Леонид Рошаль за такое посредничество был возвышен российской властью, получил денег на свои (абсолютно богоугодные) медицинские проекты, стал членом Общественной палаты и просто влиятельным гражданином, вхожим в любые высокие кабинеты в Москве. И это в высшей степени справедливо. Герой России Аушев, напротив, за свое посредничество выпал из доверия "монаршей власти" и был разжалован в бывшие президенты. На его место назначили другого генерала – проявившего себя на полях "тайной" войны – фээсбешника Мурата Зязикова. Вот тут-то в Ингушетии и начались проблемы.

Нет особого смысла приводить хронологию внутренней войны в Ингушетии. Достаточно заметить, что после назначения Зязикова спокойный кавказский регион стал все чаще фигурировать в оперативных сводках МВД и ФСБ. Насколько можно было судить стороннему человеку, не умудренному личными встречами и беседами с самими ингушами, а черпавшему информацию из открытых источников, — генерал Зязиков окружил себя людьми из своего клана (тейпа, рода или как угодно еще). Видных представителей иных местных именитых фамилий он "задвинул", а Москва просто устранилась от решения проблем в республике, полностью доверившись своему государеву оку.

Ситуация, похоже, усложнялась еще и тем, что "отставленный" генерал Аушев, с одной стороны, поддерживался большинством авторитетных граждан республики, с другой, почти преследовался федеральным центром и новыми властями. Однако Аушев в этой ситуации вел себя, мягко говоря, "пристойно" и вполне верноподданнически, во всяком случае, публично. Может быть, поэтому в итоге оппозиция именно его образ и поместила на свое знамя. Очень важно, что ни эта оппозиция, ни сам Аушев, сколь бы трагические происшествия ни происходили в Ингушетии, не возлагали ответственность за них на федеральный центр. "Крайним" для них всегда был последний ставленник Москвы — генерал ФСБ Мурат Зязиков, политик, в высшей степени удивительный, — хотя бы своей фантастической непубличностью. Как говорится, обратная сторона управляемой вертикали власти.

В этом месте крайне важно отметить фирменную особенность стиля правления президента Владимира Путина, из-за которой, весьма вероятно, ситуация в Ингушетии так и усложнилась. Путин, и об этом говорят все люди, лично так или иначе сталкивавшиеся с ним, придерживается достаточно простой схемы работы, основанной на доверии и личной преданности. Соответственно, если человек, занимающий ту или иную должность, предан Путину, то, несмотря на все "ляпы" чиновника, нынешний премьер (а в рассматриваемые времена – президент) будет максимально долго терпеть его присутствие на означенной должности. По известному принципу, озвученному Сергеем Бодровым в культовом фильме "Брат-2": "Русские своих на войне не бросают!".

Но политика – не война, где все в меру просто. На это, похоже, Москва и напоролась в Ингушетии, которую сама же в свое время блестяще "приручила". Мерная имперская поступь, все отчетливее слышная в последнее время на паркетных полах кремлевских кабинетов, способна бодрить сознание коренной нации, но вовсе не нацменьшинств. Их все эти "понты" русских, напротив, нервируют, поскольку любые малые народы естественным путем тяготеют к максимальной культурной автономии и свободе. Ингушей же, как и любой кавказский народ, склонных к некоей природной свободе, Зязиков по-русски – через колено – приучал к европейскому пониманию порядка. Или евроазиатскому…

Как бы там ни было, матрица такого порядка не захотела укореняться в умах ингушей. Напротив, они проявили склонность к хаосу, беспорядку и нелепой пулевой стрельбе, жертвами которой стали многие родственники генерала Зязикова. Надо заметить, что люди Зязикова отвечали тем же. Рубежное событие – убийство по неосторожности ингушскими милиционерами Магомеда Евлоева, адвоката, владельца главного оппозиционного СМИ республики ("Ингушетия.Ру" — очень своеобразное издание, руководить которым, например, мне, с точки зрения профессиональных стандартов качества, было бы противно). Евлоев, похоже, изначально не опасался за свою жизнь, сел в пассажирский самолет в Москве, в котором вступил в словесную перепалку с окружением президента Зязикова, а в аэропорту Магаса был схвачен местными спецслужбами и убит при очень странных обстоятельствах. Если обстоятельства любого убийства вообще можно считать не странными.

Именно после этого убийства республику и захлестнула волна кровавых происшествий с участием родственников генерала Зязикова, но, заметьте, по-прежнему не связанная с федеральным центром. Ингуши пытались убивать друг друга, но русских не трогали. Примечательный момент, особенно, учитывая, что творили "ичкерийские" головорезы, когда территория Чечни выходила из-под власти Москвы в начале и середине 1990 годов. Причем, по выступлениям тех немногих федеральных политиков, кто осмеливался рассуждать о ситуации в Ингушетии, можно было сделать вывод, что ситуация принимает затяжной и бесконечный характер внутренней партизанской войны. Тем более сенсационно сегодня вечером прозвучала новость о том, что президент Дмитрий Медведев отправил в отставку генерала Зязикова, назначив на его место опять же Героя России (очевидно, этот статус теперь становится обязательным для главы Ингушетии, что довольно стильно и самобытно) Юнус-Бека Евкурова.

Судя по реакции ингушской оппозиции, решение в высшей степени умное и своевременное. Противники Зязикова о новом ставленнике Кремля отзываются очень высоко и уважительно, что лишний раз подчеркивает простую истину: противник России на Кавказе – сама Россия, точнее, ее ошибки. Крайне интересно будет увидеть, найдется ли в окружении г-на Евкурова место г-ну Аушеву. Потому что если не найдется, то почему-то кажется, что печальная история может легко повториться. Кроме того, немного удивляет склонность федерального центра к выбору военных людей в качестве лидеров "национальных" республик. Достаточно вспомнить, как в свое время привозили в Чечню из Прибалтики генерала Дудаева. Сколько жизней простых русских ребят страна отдала за такую "ошибку" ельцинских стратегов?

И последнее умозаключение – извините за многословие, не так часто наша власть совершает по-настоящему умные, провидческие поступки. Это решение чрезвычайно важно для Дмитрия Анатольевича Медведева как большого, настоящего политика – не секрет, что многие граждане в России связывали во время последних выборов с его именем свою мечту о другом мире – демократичном, свободном, свежем, новом. О России 21 века, преодолевшей родовые болезни социализма. И решение Медведева о назначении нового главы Ингушетии вполне вписывается в эти мечты (или иллюзии – кто как смотрит).

Николай Ульянов

Фото пресс-службы Президента России

По материалам ИА Росбалт
Предыдущие материалы:
22:17 29.10.08
19:11 28.10.08
19:34 27.10.08
19:58 23.10.08
14:35 23.10.08
19:28 22.10.08
22:58 21.10.08
17:36 21.10.08
21:23 20.10.08
20:53 20.10.08



Разработка и поддержка:
Westsib Group