На главнуюНаписать письмоПоиск по сайту
Авторизация в системе:
Регистрация   Пароль?   Проблемы?
18:00, 13 November 2008

Насмешка над судебной реформой

Весной этого года президент Дмитрий Медведев объявил о начале нового этапа судебной реформы. Его цель — "на деле добиться независимости суда" и искоренить "неправомочные решения по звонку", вернуть доверие граждан к Фемиде. Это заявление было встречено в обществе с большим энтузиазмом и породило новые сверхожидания. Ведь бесправие граждан, "девальвация" закона и репутации суда за годы российской независимости стали не только проблемой для рядовых граждан страны, но и превратились в угрозу ее национальной безопасности.

Как признавался недавно генпрокурор Юрий Чайка, "несмотря на то, что в прошлом году сократилось число лиц, незаконно привлеченных к уголовной ответственности или оправданных судами, или тех, в отношении которых уголовные дела были прекращены, ежегодно в результате откровенного брака в работе предварительного следствия число лиц, имеющих право на реабилитацию после уголовного преследования, продолжает исчисляться тысячами". По данным Чайки, в 2006 году право на реабилитацию получили 6234 человека, в 2007-м — 5265, при этом более четверти из них содержались под стражей. В таких условиях трудно, невозможно убедить граждан в справедливости судебной машины.

Опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что у граждан страны фактически не осталось никакого доверия к правоохранительным органам. Например, по данным НКО Фонд "Общественный вердикт", почти 70% россиян не доверяют милиции, суду и прокуратуре. Жители Москвы наиболее негативно реагируют на просьбу сообщить о своем доверии правоохранительным органам — 78%. В Центральном, Северо-Западном федеральных округах — 72% не доверяют "силовикам", в Сибирском — 70%, Южном — 69%, Уральском — 68%, Приволжском и Дальневосточном федеральных округах 62 и 61% соответственно.

На этом фоне президент Медведев сделал еще одно очень своевременное заявление о том, что "необходимо рассмотреть целый комплекс вопросов по искоренению неправосудных решений, которые, как мы знаем, зачастую возникают в результате различного рода давления, "звонков" и, что греха таить, за деньги". Это заявление, видимо, также должно было вселить уверенность: власть все знает о пороках судебной системы, и, раз так громко сама бичует ее, значит, скоро грядут перемены к лучшему.

Тем более что по горячим следам выступлений президента было объявлено о создании рабочей группы для совершенствования законодательства о судебной системе, которую возглавит один из помощников президента. По согласованию с главами Верховного, Высшего арбитражного судов и Совета судей эта группа до 1 сентября 2008 года должна была подготовить проекты по улучшению уже действующих и, если потребуется, новых законов. Но вот уже и середина ноября на дворе, а что-то ничего не слышно о делах специальной группы, "брошенной" на борьбу с беззаконием и пороками российской судебной системы.

Новую волну ожиданий в обществе вызвало недавнее послание президента Федеральному собранию РФ, в котором Медведев заявил: "Нельзя забывать о таком принципиальном вопросе как гуманизация закона и порядка его применения. Судам следует более взвешенно относиться к избранию мер пресечения в виде ареста и к назначению наказаний, связанных с изоляцией от общества".

Все эти озабоченности и предложения, регулярно артикулируемые президентом страны, должны были стать неким важным сигналом для всех участников правоохранительного процесса, и прежде всего для следствия, прокуратуры и судов. Однако последние скандальные события вокруг многих громких дел на фоне президентских заявлений о необходимости судебной реформы свидетельствуют о другом: караван идет.

По мнению многих экспертов, зеркалом "второго этапа" российской судебной реформы вполне можно считать так называемое "дело Бульбова". Из того, что сегодня известно широкой общественности, напрашивается печальный вывод: видимо, ни следователи, ни судья, ведущий это "дело", не в курсе, что президент объявил в стране судебную реформу. Вопреки заключениям и Верховного суда, и самой Генеральной прокуратуры о незаконности документов, на основании которых его арестовали, не говоря уже о множестве процессуальных нарушений, генерала ФСКН Бульбова больше года держат в тюрьме.

Более того, Генеральная прокуратура на очередном заседании суда сообщает его участникам, что в учетных журналах даже не нашла никаких данных о наличии постановления о возбуждении дела против Бульбова. Если это так, то получается, что никакого "дела Бульбова" просто нет. Тогда возникает резонный вопрос: так за что же генерал столько времени сидит в тюрьме? И если Генеральная прокуратура права (а не верить стороне обвинения нет никаких оснований), то почему же в тюрьму не отправят тех, кто именно так понимает судебную реформу, о которой регулярно говорит президент? С этим и обратился заместитель генпрокурора РФ к руководителю СКП РФ: решить вопрос о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц, проводивших расследование "дела" генерала.

Казалось бы, момент истины наступил и справедливость, наконец, восторжествует. Отнюдь! Следователи СКП РФ уже на следующий день заявили, что отсутствие регистрации постановления о возбуждении дела против генерала Бульбова — это всего лишь… технические накладки. Но такой нормы закона как "технические накладки" нет ни в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, ни в других законодательных актах. Получается, что любого человека могут вызвать в суд и сказать: полгода назад против вас было возбуждено уголовное дело. А вы не знали об этом? Ну, ничего, случилась техническая накладка, дело длится уже полгода, так что вы арестованы. И скажите спасибо, что мы вообще не арестовали вас полгода назад!

В ряду подобного "правосудия" стоит и странное "дело Сторчака", который недавно был освобожден из-под ареста, как раз накануне визита в Москву лидера Ливийской джамахерии Муамара Каддафи. Политологи и политики задаются вопросом: уж не сам ли Каддафи замолвил за Сторчака словечко: ведь это ж он замыслил там провернуть что-то и с ливийским долгом. А о какой "гуманизации" правосудия, к которой в Федеральном послании призывает Дмитрий Медведев, можно говорить, если даже беременной на восьмом месяце женщине-зеку – Бахминой – не разрешили условно-досрочное освобождение, чтобы она родила не в тюремном лазарете, а в нормальной больничной палате?

Подобных примеров прохождения "второго этапа судебной реформы" в стране - пруд пруди. На самом высоком уровне даже заявляют, имея в виду эти "примеры", что следует "освободить половину тюрем". Но это на верху, а в регионах люди бьются за себя в одиночку. И в этом смысле теоретически радует еще одно предложение президента из послания Федеральному собранию: принять закон об обеспечении доступа к информации о деятельности судов Российской Федерации. "Закон распространяется на все суды и даст людям возможность получать достоверные сведения о функционировании судебной системы", — заявил президент Медведев. На Западе такая практика установилась уже давно. В США можно зайти на сайт любого суда и увидеть там не только прохождение дел, но даже вывешенные для обозрения вердикты.

А пока у нас разворачивается очередная кампания за чистоту правосудия, по данным НКО Фонд "Общественный вердикт", более 70% опрошенных считают, что от незаконных действий милиции, суда или прокуратуры могут пострадать они лично или кто-либо из их близких. При этом 80% респондентов чувствуют себя незащищенными перед лицом незаконных действий правоохранительных органов. Больше половины не надеются на защиту со стороны суда и прокуратуры в случае, если их права будут нарушены сотрудниками милиции. Всего 29% считают, что суд и прокуратура помогут восстановить их нарушенные права.

Примечательно, что на вопрос: "Можно ли в России законными методами восстановить свои права, нарушенные судом?", — 57% респондентов ответили: "Нет". Индекс произвола, который вычисляет Фонд "Общественный вердикт" на основании соцопросов, растет из года в год. Сейчас почти 80% граждан считают актуальной для России проблему произвола правоохранительных органов.

Индикатором полного бесправия россиян является и тот факт, что Страсбургский суд по правам человека завален жалобами из России. Здесь мы впереди планеты всей. За последние 10 лет их поступило около 30 тысяч. Если учесть, что Европейский суд принимает в производство жалобы, прошедшие в стране через все судебные уровни, то станет ясно, что львиная доля их касается неправосудных решений российских судов и действий милиции. А если учесть, что 90% этих жалоб Европейский суд удовлетворил, то это и есть, по сути, международный вердикт качеству российского правосудия.

Алла Ярошинская

По материалам ИА Росбалт
Предыдущие материалы:
21:13 12.11.08
21:00 12.11.08
21:44 10.11.08
14:01 07.11.08
22:41 06.11.08
19:25 06.11.08
17:20 05.11.08
18:04 01.11.08
19:16 31.10.08
22:17 29.10.08



Разработка и поддержка:
Westsib Group