18+
18+
Интервью, Образование и наука, Рассказано, ТГУ, ТПУ, эдуард галажинский тгу приоритет кампус томск университеты вузы «Университет прорыва»: ректор ТГУ Эдуард Галажинский о «Приоритете-2030», стратегических планах и перспективах томского консорциума вузов

«Университет прорыва»: ректор ТГУ Эдуард Галажинский о «Приоритете-2030», стратегических планах и перспективах томского консорциума вузов

Этой осенью российские вузы входят в новый цикл: на смену Проекту 5-100 пришел «Приоритет-2030», идет обсуждение и запуск новых крупных инфраструктурных проектов. Как в этих процессах планирует участвовать Томск? Что станет прорывными направлениями и приоритетными темами?

Поговорили о стратегических планах ТГУ и перспективах консорциума томских вузов на встрече журналистов с ректором Томского государственного университета Эдуардом Галажинским.

Кампус

Фото: Владимир Дударев

Одна из первых крупных инфраструктурных тем, касающихся и города, и ТГУ — межуниверситетский кампус на левом берегу. Как устроена сегодня совместная работа вузов, инвестора и администрации региона по проекту, который повлияет на город? Эдуард Галажинский поясняет:

— Есть рабочая группа по кампусу при администрации. Так как там очень много вопросов, связанных с землей, с экономической моделью, ими занимается инвестор и администрация. Мы входим в эту рабочую группу. И, как консорциум, имеем внутри себя отдельную группу по кампусу, где обсуждаем, как пользователи, техническое задание, требования к кампусу. Отдельно обсуждение идет со студентами и нашими учеными — как они видят эту среду. Мы формируем верхнеуровневые требования к среде и параллельно инициировали создание группы по безопасности и технологическим решениям. При администрации тоже есть группа, где мы обсуждаем требования к кибербезопасности, — говорит ректор университета.

Фото: Владимир Дударев

Для вузов важно, чтобы кампус стал полигоном тестирования новых технологий — например, чтобы можно было сделать лаборатории, где студенты смогут учиться управлять местной экосистемой. Те же жилищно-коммунальные услуги — анализ потоков, потребления, экономия ресурсов и так далее. По мнению консорциума, здесь открывается колоссальное поле для совместных экспериментов с компаниями.

— Мы являемся генератором и поставщиком этих задач, — поясняет Галажинский роль университетов на этапе проектирования кампуса. — Мы делаем предложения, а далее уже инвестор будет смотреть, вписывается ли это в экономическую модель. Если наши хотелки с технологическими песочницами слишком утяжелят проект, то мы будем искать другие источники, например, из своих программ развития может быть что-нибудь доплачивать, чтобы получить возможность на этом полигоне тестировать разные технологии. Или искать крупного партнера типа Росатома, который делает проект «Умный город» и может быть заинтересован часть экспериментов реализовать здесь.

Мастер-план территории вокруг кампуса, которая потенциально привлекательна для девелоперов и является территорией развития — это, по словам ректора ТГУ, компетенция региональной власти.

— По крайней мере мы говорим настойчиво, что эту работу, на наш взгляд, стоит проделать. Мы считаем, что идеологию кампуса нужно вместе складывать, чтобы не получилась хаотичная застройка. Всем интересно, чтобы эта территория работала как новый, по сути, центр города. Вокруг 400 га, это частные земли. Я разговаривал с рядом девелоперов, владельцев этой земли, они говорят: «Вы скажите, как вы планируете университет развивать, исходя из этого мы запланируем соответствующего типа жилье». Мы обсуждаем, что нужен общий мастер-план на эту территорию и какое-то общее представление, какого типа земли там и строения нужны. Массовое дешевое жилье или элитное? Какое качество жизни? Мы сейчас над этим вместе работаем. Кампус станет драйвером для развития этой большой территории. Мы бы очень хотели, чтобы к этой среде тянулись люди, кому она интересна и важна с точки зрения инноваций, технологий.

Фото: Владимир Дударев

По мнению Эдуарда Галажинского, концептуально кампус должен быть, своего рода, инновационным кварталом. Средой, которая привлекает новое качество человеческого капитала, плавильным котлом людей, идей, технологий и мотивации. Для того, чтобы это удалось реализовать, предстоит большая работа.

Когда кампус сравнивают с проектом Императорского университета 140 лет назад по значению, то в потенциале это действительно так. Но от нас зависит, сможем ли мы это реализовать. Если кампус окажется просто спальным районом, и мы не сможем туда привнести новую жизнь, то ни о каком развитии речь не идет. А если мы сможем создать среду, то это будет история другого Томска, другой территории, центра генерации знаний и технологий мирового класса. И тогда люди со всего мира потянутся сюда, как в Оксфорд, как в Кембридж. Люди и так чувствуют, что здесь другая атмосфера, в Томске есть, на что опереться. Нужно понимать, что в Томске самый крупный в России проект по строительству кампуса, потому что в других городах, как правило, речь идет об общежитиях. А у нас будет целая инфраструктура: и спортивный, и многофункциональный центр, связь с нашим кампусом, офисы компаний. Это принципиально другая идеология.

Предполагается, что первая очередь кампуса даст 10 тысяч мест для студентов с возможностью расширения до 20 000. С одной стороны, по словам Галажинского, инвестор, вкладывая в строительство огромные деньги, переживает, будут ли заполнены первые 10 тысяч. С другой, прогнозируемый в ближайшие годы департаментом образования дефицит мест может составить больше 20 000.

— Нам всем досталось советское наследие: студенты зачастую живут по четыре человека в комнате. А новые общежития мы строим по новым нормам, там по два человека должны жить. Если все показатели сейчас привести к нормам, то получится примерно 17 тысяч мест к 2024 году. Но нужно учесть, что только в ТГУ, например, в этом году добавилось 800 дополнительных бюджетных мест, и из этих студентов 50-60% — иногородние, которые нуждаются в общежитиях.

Недостающие места для студентов, которые не сможет компенсировать кампус, возможно закрывать арендным жильем:

— Наша задача — наращивать популярность Томска, привозить сюда студентов как зарубежных, так и из наших регионов. По мере роста, я думаю, будет расти и частный сектор. Арендное жилье во всех странах является хорошим приработком. Может быть, подтянутся другие инвесторы, создавая более мелкие проекты, частные общежития. Во всем мире они есть, я думаю, будет в эту сторону двигаться и у нас. Если логика развития университетов сохранится, мы будем расти. А зачем нам расти: не только для того, чтобы было больше студентов-талантов, которые нужны лабораториям, но и для того, чтобы иметь возможность концентрацию исследователей на территории повысить. Это то, что в экономике знаний нужно и интересно ключевым компаниям сегодня, тогда они подтянутся сюда.

Фото: Владимир Дударев

Параллельно вузы планируют привлекать высококвалифицированных преподавателей, увеличив их количество практически вдвое — с 5,5 до 10 тысяч.

— Нужно привлекать сильных лидеров с компетенциями, которых нам не хватает. Это нужно делать с компаниями, потому что они, как правило, дорого стоят, и нужно под задачи с компаниями подвозить тех, кто, например, за рубежом поработал, имеет какой-то опыт, является лидером в своих сферах. Но главный ответ — выращивать людей. Именно поэтому у нас сегодня порядка 60% — это молодежь до 39 лет в университете. В этом плане хочу похвалить министерство: они ввели уже два года как программу поддержки трудоустройства молодых ученых-исследователей. Условия такие: 9 месяцев зарплату оплачивает Министерство, 3 месяца мы. В прошлом году взяли 200 человек, в этом — 300, — рассказывает Галажинский.

Традиционный цикл «выращивания» людей, по его словам, занимает 15-20 лет, примерно столько же уходит на вывод технологии на рынок. Задача, которая стоит перед университетами, за счет среды и тройной спирали «власть-университет-бизнес» ускорить оба процесса. Тогда базовым, ключевым эффектом всей истории с кампусом, говорит ректор ТГУ, станут выращивание команд молодежи под прорывные задачи и более быстрый вывод технологий и знаний на рынок.

Приоритет 2030

Фото: Владимир Дударев

В сентябре этого года ТГУ защитил заявку в программу «Приоритет 2030». Вузы, которые пройдут в нее, сформируют группу лидеров в создании нового научного знания. По словам Эдуарда Галажинского, участие в «Приоритете 2030» стало большим вызовом для томского университета. После завершения в 2020-м году предыдущего цикла, Проекта 5-100 (госинициативы по адаптации российских вузов к мировым стандартам), в ТГУ как раз активно размышляли о следующем стратегическом шаге.

— Сегодня он видится таким: мы целевую модель университета на 10 лет определяем в 4 рамках. Первая — это «Университет прорыва». Ориентация на фронтирные междисциплинарные прорывные направления, которые дизраптят (претворяют в жизнь инновации — прим. ред.) существующие экономические модели. В этой логике у нас выбрано направление инженерной, или синтетической биологии. Это, по сути, конструирование живых организмов — биопринтинг, формирование новых последовательностей молекул, микроэлементов ДНК, которые позволяют решать совершенно прорывные задачи в области, скажем, сельского хозяйства, питания, медицины.

Эдуард Галажинский отмечает — именно питание сегодня та отрасль, где вслед за транспортом и связью ожидается революция.

— Десятки тысяч лет ничего не менялось. Мы питались, не ориентируясь на генетический профиль человека, на микробиом, его потребности — у одного могла быть специфическая невосприимчивость к продуктам, у другого аллергия. Сейчас технологии позволяют под этот профиль проектировать и создавать в биореакторах продукты, наполненные всеми необходимыми микроэлементами. И в ближайшие несколько десятилетий произойдет тектонический сдвиг, человечество перейдет в фазу индивидуализированного питания, под конкретные потребности и задачи каждого организма. Причем пища будет похожа на ту, что мы едим, по вкусу, но по составу микроэлементов она будет совершенно по-новому сконструирована. И эта революция происходит на наших глазах.

Фото: Владимир Дударев

Ключевые партнеры университета в теме питания — компании Артлайф и ЭФКО. Совместно с ними идет работа над новыми решениями. Одновременно это прорывное направление является и постановщиком задач для всех других — от химии и биологии до права, демографии и коммуникаций. Причем изменения будут происходить быстро, не за 100, как раньше, а за 20-30 лет. Эдуард Галажинский отмечает — все эти процессы нужно объяснять людям, формировать культуру, чтобы человечество избежало «кессонной болезни» во время быстрого погружения в новую реальность.

— Вторая рамка — это ориентация на мета- и трансдисциплинарные исследования. Мы понимаем, что все прорывы сегодня происходят как раз на стыках реальностей: физической и цифровой, живой и неживой природы. Мы выбираем приоритеты, которые позволяют нам концентрироваться на этих направлениях и преодолеть главный вызов: как ученых из разных сфер научить работать вместе. Все понимают, что прорывы — на стыке. Но чтобы завести людей из разных направлений на общую поляну, требуется отдельное оргпроектирование, способы коммуникации, надо складывать доверие, — поясняет ректор ТГУ.

В качестве примера Эдуард Галажинский приводит «новое социогуманитарное знание». Под это понятие в ТГУ собирают людей из разных блоков и направлений, размышляющих о том, что происходит с человечеством в принципе.

Сегодня четыре базовые границы жизни человека поплыли, хотя миллиарды лет они не менялись: жизнь и смерть, физическая реальность и неживая природа… Что изменилось в категории «жизнь» — человечество начало проектировать ее, выращивать в пробирке организмы с заданными генетическими свойствами. Со смертью связана крионика, появились компании, которые предлагают заморозить твой мозг, обещая, что 100 лет он будет храниться в ожидании, что технологии дойдут. Границы между живой и неживой природой тоже стираются, вот пример: российская компания, лидер на рынке детских протезов, сначала пыталась делать их антропоморфными. Но дети стали говорить: «Сделайте нам протез, чтобы как из „Звездных войн“ был!» Это уже киборгизация, по сути, люди не стесняются устройства, которое не является человеческим по своей природе. И тут перед учеными встают вопросы: где подлинная человеческая сущность, заканчивается ли она, если мы что-то поменяли генетически, наставили киберфизических устройств? Это теперь человек или не человек, как к нему относиться с точки зрения права? Он сам принял решение или это его родители решили поменять его генетическую программу? Поднимается огромный пласт новых вопросов

По мнению Эдуарда Галажинского, технологии сегодня опережают осмысление этих процессов. Но не только глобальные вопросы обсуждаются в этой рамке. Есть и вполне повседневные развороты, вроде темы финансовой грамотности, которую университет обсуждает с банками на фоне роста в России кибермошенничеств. Гуманитарные технологии должны научить людей быть более зрелыми и ответственными пользователями нового, цифрового мира, эффективно и безопасно действовать в разных реальностях.

Фото: Владимир Дударев

Третья рамка, которую обозначает ректор ТГУ, это качество жизни и устойчивое развитие:

— Как в этой изменчивой среде не навредить природе, не разнести цивилизацию, не уничтожить общество? Отсюда вытекает третье важное направление— климат и глобальное изменение Земли. Мы смотрим, что происходит с природой, планетой, учимся создавать модели, которые эти изменения предсказывают, учимся жизни в ситуации меняющегося климата, — поясняет он.

Четвертая рамка, по словам Эдуарда Галажинского, это экосистемность. Разбираться с масштабными вызовами можно только в партнерстве, поэтому университет ставит задачу собрать вокруг себя промышленных и научных партнеров.

— Это такая ставка на развитие экосистемы генерации знаний и технологий. В ее центре — университет, это его миссия — привлекать и создавать, — рассказывает он. — Из этой логики вытекает пятое направление — это формирование платформы технологического суверенитета страны. Мы ставим задачу собрать в единый пакет и апробировать технологии, которые позволят стране в этот сложный, турбулентный век быть суверенной.

Фото: Владимир Дударев

По мнению Эдуарда Галажинского, сегодня технологии искусственного интеллекта, связи, электроники и энергетики параллельно складывают в единые платформы США и Китай.

— При каких-то конфликтах или пандемических историях сразу же возникает вопрос — а есть ли у страны ресурсы? В этом плане, нам в обществе знаний и технологий надо иметь твердое основание, на котором стоит страна. Примерно 35% мира — это страны, которые не готовы примыкать ни к американской, ни к китайской версии. Контроль над информацией, знаниями, суверенитетом, кибербезопасностью — это перспективно. Поэтому технологический суверенитет важен для ТГУ, как пятая рамка. Например, мы предполагаем развивать проект «Умная и безопасная территория» и хотим как раз на новом кампусе поэкспериментировать с соответствующими технологиями, где собраны и распознавание лиц, и связь, и кибербезопасность, и доставка дронами, и новая энергетика. Управление ими должно стыковаться в единый пакет, быть безопасным, защищенным, эффективным. И это колоссальная задача.

Большой университет

Фото: Владимир Дударев

По словам Эдуарда Галажинского, все пять приоритетных направлений отвечают концепции «Большого университета» в Томске. Томский консорциум вузов провел уже три совместных стратсессии, где каждый участник представил свои программы развития, и где обсуждались точки соприкосновения по каждому блоку.

— Если мы берем задачу по климату, все понимают: тут лидерство у Томского государственного университета с его большой историей. Но мы составляем такую матрицу, когда у каждого проекта есть также участие практически всех научных институтов по профилю. Если, например, политехнический берет ответственность лидерство за водородную тематику, у нас там есть свой блок, касающийся проектирования водородного двигателя. У них в целом развитие этого направления, а мы своей частью входим и усиливаем их. Большой университет — это как раз матрица пересечения проектов, где есть согласованные цели — большие стратегические проекты, и под них взаимное участие науки и образования, — рассказывает ректор ТГУ.

Под это в томских вузах складывают совместные программы, общую аспирантуру и открывают инфраструктуру друг для друга. В таких проектах участвуют не только вузы Томска, возникающие консорциумы могут включать и другие университеты страны, и зарубежные учебные заведения, и бизнес-партнеров. В то же время, принципиальная позиция участников томского «Большого университета Томска» — юридическая и финансовая автономия всех участников должна сохраниться. Но инструментов, поддерживающих кооперацию, быстро и гибко и позволяющих решать, например, вопросы финансирования тех или иных проектов, не хватает.

— У нас был проект «Цифровой университет», который мы выиграли как ТГУ, но в кооперации с ТУСУРом и Политехом. Но несмотря на то, что в заявке мы сразу шли втроем, законодательство таково, что потом нам пришлось объявлять еще один, отдельный конкурс для остальных участников. Большой университет Томска остро нуждается не в том, чтобы объединить наши счета, наоборот, каждый несет ответственность за свою хозяйственно-финансовую деятельность. Нам нужно создать инструменты для совместной работы — на уровне страны их еще нет. Все понимают эту необходимость, поэтому поиск механизмов идет. Скорее всего, это потребует изменений федерального законодательства в течение нескольких лет, — отмечает ректор ТГУ.

В практическом поле процессы идут параллельно: библиотеки «Большого университета» уже объединены, необходим лишь переход на общий софт для удобства работы. По словам Эдуарда Галажинского, ключевая задача на ближайшее время — доработать безбарьерную среду. Для этого сделают общие карты и пропуска для студентов и преподавателей университетов для беспрепятственных передвижений из вуза в вуз.

Фото: Владимир Дударев

— Инфраструктурно это, конечно, для нас приоритет. Сейчас должен состояться конкурс по цифровым специализированным сервисам — это общий доступ к расписанию, анализ цифровых следов, накопление данных, — рассказывает он.

Параллельно эти средства позволят вузам подтянуть сетевую инфраструктуру — шлюзы, каналы связи, и, соответственно, обеспечить высокое качество гибридного обучения в его цифровой части.

Текст: Елена Фаткулина

Фото: Владимир Дударев

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle